«Ростом он был выше других людей; его голос, как труба... Лицом он был, как Иосиф прекрасный, которого египетский царь поставил вторым (по себе) царем над Египтом. Сила у него - половина силы Самсоновой. Бог наделил его храбростью римского царя Веспасиана, покорившего землю иудейскую», - так описывают Александра Невского современники.
Великий Князь Александр был послан нам Богом в то время, когда, по выражению историка Иловайского, «характер монгольского ига только что определялся, когда устанавливались самые отношения покоренной Руси к ее завоевателям». И нет никаких сомнений, что именно благоверному Князю обязана Русь сохранением русского государственного строя, святой веры и церковного устройства, благодаря чему мы смогли вновь объединиться и через 140 лет одержать победу на Куликовом поле.
Победитель шведов и "непобедимых" тевтонских рыцарей, усмиритель литовских и финских племен, Александр Невский понимал, что разоренная Русь в то время была не в состоянии освободиться от татарского ига. Поэтому в наиболее критические моменты для русских земель князь Александр ездил в ставку хана и всякий раз возвращался с радостными вестями: избавлял родину от очередного опустошительного набега, выкупал пленных, получал разрешение на устройство в столице Орды - Сарае - русской епархии, добивался освобождения русских от тяжкой обязанности - нести военную службу в татарских полках и др.
«В качестве Великого Князя он умел не только отклонять новые татарские нашествия и давать некоторый
отдых народу от страшных погромов, но и знаками глубокой покорности, а также обещанием богатых даней умел отстранять более тесное сожительство с варварами и удерживать их в отдалении от Руси...» - пишет историк.
Следует отметить, что еще в первую поездку в ханскую ставку к Батыю мужественный защитник православной веры, памятуя о судьбе Князя-мученика Михаила Черниговского, твердо отказался исполнить языческие обряды, заявив: «Я христианин и мне не подобает кланяться твари». Батый, как рассказывают современники, «подивился ему и сказал своим вельможам: "правду говорили мне, что нет другого подобного Князя" и отпустил в Русь с великой честью».
Пользуясь великой нашей бедой, западные враги, не способные победить в открытом бою невского героя, пытались подчинить его себе, склонив в латинство. На все ухищрения папы Александр Ярославич дал очень краткий, но убедительный ответ: «То, что совершилось от создания мира до потопа, и от потопа до разделения языков и до Авраама, от Авраама до исхода израильтян из Египта и до перехода Чермного моря и до смерти Давида царя, от начала царствования Соломона и до римского императора Августа, при котором родился Спаситель мира Христос, и до страсти, воскресения и вознесения Господа и до первого вселенского собора и прочих седми вселенских соборов - все это мы хорошо знаем, а в вашем учении не нуждаемся и не примем его».
О жизни и деяниях Князя Александра Ярославича сохранилось наибольшее число сказаний, ибо наш народ еще при жизни Князя оценил его великие подвиги во славу, Руси. Когда митрополит Кирилл во время литургии сообщил о кончине Александра Невского: "Чада моя милая, знайте, что закатилось солнце земли русской!", - то весь народ в один голос вскрикнул в отчаянии: "погибаем!".
Но и после своей кончины благоверный Князь Александр Ярославич не прекратил своего великого служения Русской земле; всегда являлся предстателем и скорым помощником в самые трудные минуты жизни нашего Отечества.
"Блаженне Александре, прииди в помощь твоим срод*ником, и побори борющия ны".