Постное время свѣтло начнемъ, къ подвтамъ
духовнымъ себе подложивше. (стихира)
Евангеліе въ недѣлю сыропустную учитъ насъ, православные христіане, тремъ истинамъ: изъ первыхъ словъ Спасителя (ст. 14-15) узнаемъ, что постъ долженъ быть не только тѣлесный, но и духовный, далѣе (ст. 10), что постъ долженъ быть нелицемѣрный, и наконецъ (ст. 19), той истинѣ поучаемся, что подвигъ поста не благоуспѣшенъ будетъ, если постящійся не отрѣшится отъ привязанности къ земнымъ благамъ. Въ настоящемъ словѣ мы постараемся раскрыть вамъ, братіе, истину словъ Христовыхъ и ученіемъ святыхъ отцовъ, и примѣрами.
Постъ долженъ быть не только тѣлесный, но и духовный. Это видимъ изъ словъ Спасителя: аще отпущаете человѣкомъ согрѣшенія ихъ, отпуститъ и вамъ Отецъ вашъ небесный. Аще же не отпущаете человѣкомъ согрѣшенія ихъ, ни Отецъ вашъ отпуститъ вамъ согрѣшеній вашихъ. Такъ и должно быть. «Что пользуетъ, говоритъ блаженный Іеронимъ, истончевать тѣло воздержаніемъ, когда духъ гордостію распыхается? Какую похвалу получимъ за блѣдность отъ поста, когда мы блѣднѣемъ отъ зависти? Какая добродѣтель не пить вина, а гнѣвомъ и ненавистію упиватися»? Итакъ, воздержаніе тѣлесное необходимо должно быть соединено съ воздержаніемъ духовнымъ. «Хощеши ли, говоритъ св. Кириллъ, да покажу тебѣ, какъ должно поститься? Постися отъ всякаго грѣха, никакой пищи злобы не пріемли, никакимъ пиршествамъ роскоши не примѣшивайся, никакимъ виномъ сластолюбія не пресыщайся. Постися отъ худыхъ дѣлъ, воздержись отъ злыхъ рѣчей, удержи себя отъ развращенныхъ помысловъ, не прикасайся воровскимъ хлѣбамъ развращеннаго ученія, которое тебя уклонить отъ истины можетъ. Таковой постъ есть пріятенъ Богу».
Постъ долженъ быть нелицемѣрыый. Это Господь выражаетъ въ словахъ: егда же поститеся, не будите, якоже лицемѣри, сѣтующе: помрачаютъ бо лица своя, яко да явятся человѣкомъ постящеся: аминь глаголю вамъ, яко воспріемлютъ мзду свою. Ты же, постяся, помажи главу твою, и лице твое умый: яко да не явишися человѣкомъ постяся, но Отцу твоему, Иже въ тайнѣ, и Отецъ твой, видяй въ тайнѣ, воздастъ тебѣ явѣ (ст. 16-18). Эту истину словъ Спасителя можно доказать примѣромъ. Въ монастырѣ, именуемомъ Галатъ, говорится въ прологѣ, былъ монахъ, котораго братія считала святымъ, Въ сущности же было не такъ: онъ былъ лицемѣръ; постился, напримѣръ, только при людяхъ, настоящаго же поста не соблюдалъ. Передъ смертію его это притворство обнаружилоеь при слѣдующихъ обстоятельствахъ. Сдѣлавшись боленъ, онъ попросилъ придти къ себѣ братій, — и тѣ не заставили долго ждать себя, думая услышать отъ него, какъ отъ святого, слово назиданія. Каково же было ихъ удивленіе, когда онъ, весь трясясь и трепеща, началъ говорить имъ: «увы мнѣ окаянному, братія! Нынѣ я преданъ лютому врагу, ибо жилъ нечисто. Предъ вами я являлся постникомъ, а на самомъ дѣлѣ имъ не былъ. И вотъ за это я теперь нахожусь во власти у діавола. Онъ, въ образѣ змія, обвился вокругъ меня и съ страшнымъ мученіемъ исторгаетъ мою душу». «И симъ убо отъ него реченнымъ, прибавляетъ списатель сего сказанія, абіе умре». (Прол. окт. 16).
Наконецъ, постящійся, по ученію Спасителя, долженъ отрѣшиться отъ привязанности къ земнымъ благамъ. Не скрывайте себѣ сокровищъ на земли, идѣже червь и тля тлитъ, и идѣже татiе подкопываютъ и крадутъ; скрывайте же себѣ сокровище на небеси, идѣже татіе не подкопываютъ, ни крадутъ. Идѣже бо есть сокровище ваше, ту будетъ и сердце ваше (ст. 19-21). И это тоже можно показать въ примѣрѣ. Св. Андрей, Христа ради юродивый, бывши однажды въ Царьградѣ на торжищѣ, встрѣтилъ инока, вокругъ шеи котораго обвился страшный змій. Инокъ этотъ былъ великій постникъ; но къ несчастію скупъ и сребролюбивъ, Многіе, считая его за святого, давали ему золото для раздачи бѣднымъ, онъ же это золото клалъ въ свою сокровищницу. Видя его во власти діавола, св. Андрей сжалился надъ нимъ и подошелъ къ нему. Монахъ же, думая, что это одинъ изъ нищихъ, сказалъ св. Андрею: «Богъ да помилуетъ тебя, братъ, подать же мнѣ тебѣ нечего». Отошедши отъ него на нѣсколько шаговъ, Андрей былъ удивленъ, замѣтивъ, что надъ головою инока на воздухѣ были начертаны слова: «змій сребролюбія, корень всякому беззаконію». Но еще болѣе удивился онъ, когда, оглянувшись назадъ, увидалъ ангела и бѣса, спорящихъ за душу инока. Діаволъ доказывалъ, что монахъ, какъ сребролюбецъ и потому идолослужитель, принадлежитъ ему, а ангелъ, указывая на постничество старца, утверждалъ, что онъ достоинъ милости Божіей. Продолжительный споръ ихъ былъ рѣшенъ свыше: голосъ съ неба сказалъ ангелу: «ты не имѣешь части въ немъ, ибо только милостивые получаютъ отъ меня прощеніе и наслѣдуютъ обители небесныя». Послѣ сего ангелъ тотчасъ оставилъ инока. (Прол. дек. 4,)
Итакъ, православные христіане, главныя истины, которымъ мы поучаемся изъ нынѣшняго Евангелія, суть тѣ, что постъ нашъ долженъ быть духовный и нелицемѣрный, и что, вступая въ подвиги поста, мы должны искреннею рѣшпмостію утвердить себя на благомъ пути заповѣдей Христовыхъ, чтобы всегда искать сокровищъ небесныхъ и жить на землѣ не для земли, но для неба, какъ свойственно человѣку, созданному для безсмертія и жизни небесной. Поэтому, постящеся тѣлеснѣ, постимся и духовнѣ: откинемъ гнѣвъ и злобу на ближнихъ, будемъ поститься лишь предъ очами Божіими, а не для славы людской, и наконецъ, выбросимъ изъ сердца всякую корысть земную. Аминь.

— 0 —
Мы уже у самыхъ дверей поста и покаянія. И вотъ св. Церковь, оканчивая приготовленіе наше къ этому великому подвигу, какъ бы спѣшитъ преподать намъ еще нѣсколько необходимыхъ наставленій.
Мудрая и попечительная руководительница возводитъ насъ къ самому началу міра и человѣческаго рода и показываетъ намъ плачевное изгнаніе нашихъ прародителей изъ рая. Тутъ событіе говоритъ краснорѣчивѣе всякихъ словъ. Видите ли, какое великое зло есть грѣхъ, даже, по-видимому, маловажный — вкушеніе отъ запрещеннаго древа? Видите ли, чего лишилъ онъ нашихъ прародителей, какимъ бѣдствіямъ подвергъ ихъ, а съ ними и насъ? Старайтесь же возненавидѣть грѣхъ во всѣхъ его видахъ и степеняхъ, позаботиться омыть всѣ свои грѣхи слезами покаянія въ наступающіе дни. Посмотрите, въ частности, внимательнѣе на то, чѣмъ прогнѣвали наши прародители Бога и заслужили отъ Него казнь, и научитесь тому, чѣмъ мы можемъ умилостивить Бога при нашемъ покаяніи и заслужить отъ Него прощеніе грѣховъ.
Прародители прогнѣвали Бога прежде всего ослушаніемъ и своеволіемъ (Рим. 5,19); они не послушались Бога, давшаго имъ заповѣдь, и вмѣсто воли Его исполнили свою волю, покоривъ ее волѣ врага Божія — діавола. Намъ, слѣдовательно, прежде всего необходимы отреченіе отъ собственной воли и послушаніе волѣ Божіей въ наступающіе дни покаянія. Ибо только этимъ мы покажемъ, что мы искренно раскаиваемся въ нашихъ грѣхахъ — дѣлахъ нашего своеволія, что мы готовы исправить свою жизнь и имѣемъ твердую рѣшимость впредь благоугождать Господу.
Прародители прогнѣвали Бога невоздержаніемъ; заповѣдь, имъ данная, состояла въ томъ, чтобы, вкушая отъ всѣхъ деревъ райскихъ, они не вкушали только отъ единаго, — и, несчастные, не воздержалпсь, вкусили. Оть насъ, значитъ, требуется воздержаніе. И всегда, иже Христови суть, распинаютъ свою плоть со страстьми и похотьми (Галат. 5,24), отказываясь отъ того, что льститъ страстямъ и чувственности. Тѣмъ болѣе это распятіе плоти необходимо во дни покаянія, потому что плоть, не обуздываемая воздержаніемъ, похотствуетъ на духъ (Гал. 5,17) и препятствуетъ ему сознать наши грѣхи, сокрушаться о нихъ, возноситься къ Богу въ теплой молитвѣ и благоухать святыми мыслями, желаніями и чувствованіями.
Да поможетъ намъ Господь послушать материнскаго голоса св. Церкви и укрѣпиться, хотя нынѣ, добродѣтельнымъ послушаніемъ, чему такъ содѣйствуетъ время великаго поста.
(Изъ кн. Свящ. Г. Дьяченко)