• Душа — наше сокровище.

    (Изъ поучительн. словъ святит. Иліи Минятія).
    У людей какъ будто весь умъ въ планахъ: что видятъ, тѣмъ и дорожатъ, а чего не видятъ, то ни во что ставятъ. Они видятъ міръ, и дорожатъ имъ, не видятъ души — и не умѣютъ ее цѣнить по достоииству. Вѣрно сказалъ царь Давидъ: лживи сынове человѣчестіи въ мѣрилѣхъ! (Псал. 61, 10). Міръ и душа — это двѣ такія вещи, о которыхъ не умѣютъ, какъ должно, судить живые, а только умершіе. Итакъ, вы, умершіе владыки земли, богатые сего міра, утѣшавшіе себя мірскою славою, красотою, сокровищами,— что взяли вы съ собою въ могилу? Конечно, ничего; вы умерли, съ вами умеръ для васъ и міръ. А что вы при этомъ потеряли? Конечно, все: и небо, и рай, и вѣчную жизнь, и Бога Самого! Какая же польза человѣку, аще пріобрящетъ міръ весь, и отщетитъ душу свою? Конечно — никакой, а потеря великая. О, если бы живые хотя отъ умершихъ научились, что такое міръ, и что такое душа! Мы знаемъ, что такое міръ: видимъ, какъ всѣ его прелести непостоянны и обманчивы. Не текутъ такъ быстро воды рѣчныя, не вянутъ такъ скоро цвѣты полевые, не исчезаютъ такъ внезапно молніи небесныя, какъ быстро, легко и внезапно исчезаютъ и радость, и наслажденіе, и слава, и всѣ прелести міра. Да, мы знаемъ, что такое міръ, но не знаемъ, что такое наша душа. А вѣдь душа у насъ только одна; вѣдь если мы ее потеряемъ, то все потеряемъ; вѣдь она безсмертна, и если мы ее потеряемъ однажды, то потеряемъ навсегда!
    Для испытанія великаго терпѣнія Іова Богъ позволилъ діаволу коснуться всего его достоянія, его дѣтей, его здоровья, но съ условіемъ: токмо душу его соблюди (Іов. 2, 7).
    И обнищалъ въ единый часъ богатый праведникъ: его стада расхищены, сожжены молніей, его высокія палаты разрушены бурею, всѣ его дѣти въ одинъ часъ были погребены подъ развалинами, и вотъ онъ — нищій, лишенный крова, осиротѣлый, лежитъ за городомъ на гноищѣ, весь покрытый ужасными язвами съ головы до ногъ, днемъ печетъ его солнце южное, ночью онъ трясется отъ стужи и сырости... Онъ потерялъ все, но души не потерялъ, и слышите, что говоритъ? Потерялъ-ли я богатства мои? что до того? Нагъ изыдохъ отъ чрева матери моея, нагъ и отъиду! Лишился-ли я дѣтей моихъ ? — Богъ ихъ мнѣ далъ, Богъ и взялъ: Господь даде, Господь отъятъ!.. Потерялъ-ли я свое здоровье? Стало быть, такъ угодно Богу: якоже Господеви изволися, тако и бысть! Я потерялъ все; но вѣдь все это Богъ у меня взялъ; Онъ можетъ и снова отдать. А если и навсегда я все это потерялъ — и за то славлю, благодарю, благословляю Имя Его святое, что во всемъ попустилъ Онъ мнѣ искушену быть, но сохранилъ душу мою: буди имя Господне благословенно во вѣки (Іов. 1, 21). Таковъ законъ промышленія у человѣколвобца Господа, что когда Онъ попускаетъ діаволу искусить насъ, повредить намъ въ чемъ-либо изъ вещей, которыми мы такъ дорожимъ на семъ свѣтѣ, то Онъ повелѣваетъ ему: душу его соблюди, не смѣй коснуться сей дщери Моей, наслѣдницы царства небеснаго! И поручаетъ Онъ сію душу покровительству Ангела хранителя, чтобы онъ соблюдалъ ее отъ страха нощнаго, отъ сряща (несчастнаго случая) и бѣса полуденнаго (Псал. 90, 5, 6). А почему все это такъ? Да потому, что другихъ вещей у насъ много, а душа одна; потому, что если мы потеряемъ что-нибудь изъ вещей сегодня, то найдемъ завтра, какъ ихъ нашелъ вдвое и втрое праведный Іовъ; а если мы потеряемъ душу, то никогда ее не найдемъ, и съ нею все потеряемъ. Никакая потеря не повредитъ намъ, если мы сохранимъ душу, и никакія пріобрѣтенія не принесутъ намъ пользы, если мы потеряемъ душу. Ради души мы на семъ свѣтѣ живемъ, ради ея уповаемъ и на блаженство будущее. — Но странное дѣло! Если мы имѣемъ единственное дитя, горячо нами любимое, — сколько заботъ у насъ о томъ, какъ бы оно не загорѣло на солнцѣ, какъ бы не простудилось на сквозномъ вѣтру, какъ бы кто не обидѣлъ его, и однакоже это дитя не можетъ спасти насъ самихъ. Или — если мы владѣемъ какимъ-либо дорогимъ камнемъ самоцвѣтнымъ, мы такъ бережемъ его, что, если бы можно было, мы спрятали бы его въ своемъ собственномъ сердцѣ; и однакоже этимъ камнемъ мы не можемъ купить себѣ рай. Какъ же мы ни во что ставимъ душу свою, отъ спасенія которой зависитъ все наше счастіе здѣсь на землѣ и вѣчное блаженство въ будущей жизни?!.. Нѣтъ, пусть, если нужно, погибнутъ и деньги, и пожитки, и все, что я имѣю на свѣтѣ, — но что касается моей души, которая у меня только одна, — то пусть не прогнѣваются на меня ни отечество мое, ни родители, ни братья, ни дѣти, ни начальники мои, ни пріятели! — душу мою я никому не довѣряю! И если будетъ нужда, я не прочь умереть, ибо все равно сегодня или завтра умереть надо-же, но чтобы потерять душу, погубить ее, безсмертную, — нѣтъ! Я никогда и никакъ на то не соглашусь. Моя душа безсмертна — въ этомъ ея великое достоинство. Весь этотъ суетный и тлѣнный свѣтъ, со всѣмъ, что въ немъ намъ нравится, чѣмъ мы дорожимъ, имѣетъ конецъ. Преходитъ бо образъ міра сего (Кор. 7, 31). Скоро или не скоро — всему будетъ конецъ. Всяка плоть — сѣно, и всяка слава человѣка яко цвѣтъ травный: изше трава — и цвѣтъ ея отпаде (Ис. 40, 6, 7). Одна душа безсмертна; она одна всегда живетъ, никогда не умираетъ. Какая же польза человѣку, какая выгода, аще пріобрящетъ міръ весь и отщетитъ душу свою? О, еслибъ эта святая истина всегда пребывала въ нашемъ умѣ и въ нашемъ сердцѣ! Если бы мы всегда помнили, что, погубивъ душу, мы погубимъ ее навсегда-навсегда! Заключитъ ее Судія праведный во адъ и не отопретъ сей темницы никогда-никогда!
    О, душа моя, душа моя! Пусть лучше сокроется хоть сейчасъ же весь грѣшный міръ со всѣми его красотами, со всѣми прелестями, отъ очей моихъ, — лишь бы ты осталась у меня цѣла! И что такое этотъ міръ, эта жизнь земная? Ночное привидѣніе — не больше. А ты вѣдь прекраснѣйшее Божіе созданіе, потому что ты у меня одна, ты безсмертна, и если я потеряю тебя, то потеряю навсегда. Но зачѣмъ мнѣ терять тебя? Вѣдь ты моя, ты мнѣ принадлежишь, а кто не цѣнитъ своей души въ тысячу разъ дороже всего этого суетнаго и тлѣннаго міра, тотъ или не имѣетъ ее, или не достоинъ ее имѣть!..
    Распятый мой Іисусе, Сыне Бога живаго! Дохнулъ Ты дыханіемъ Своимъ для созданiя души моей; пролилъ кровь Свою для искупленія ея, установилъ купель божественнаго крещенія для ея обновленія, опредѣлилъ другое крещеніе — покаяніе для ея очищенія, приготовилъ трапезу пречистыхъ таинъ Твоихъ для ея питанія, создалъ здѣсь Церковь для ея освѣщенія, а тамъ — рай для ея блаженства,— сдѣлалъ все, что только могла сдѣлать крайняя благость Твоя ко спасенію этой души, а мы не дѣлаемъ ли все, что только можетъ сдѣлать крайняя злоба наша на погибель ея?!. Не допускай же насъ до этой погибели, вѣчный Женише душъ нашихъ, не допускай! Пусть лучше мы все потеряемъ, да только душу сбережемъ, и если мы сбережемъ ее разъ, то уже сберегли навсегда. Ибо кая польза человѣку, аще міръ весь пріобрящетъ, и отщетитъ душу свою?.. Да соблюдемъ же ее благодатію Твоею для Царства Твоего. Аминь.
    Эта статья изначально была опубликована в теме форума: Душа — наше сокровище. автор темы Странник Посмотреть оригинальное сообщение