• Въ защиту Православной вѣры отъ сектантовъ.

    1. Спасеніе.
    Есть Богъ — Истина, Любовь, Мудрость, Могущество, Блаженство и Жизнь вѣчная. Міръ есть Его твореніе и отображеніе Его совершенствъ. Человѣкъ есть Его образъ и подобіе, стремящійся къ Богу и ко всему, что есть въ Богѣ, къ истинѣ, добру, красотѣ, свободѣ, любви, къ блаженству и вѣчной жизни.
    Вкратцѣ, все откровеніе Божіе человѣку или вся Святая Библія говоритъ о томъ, что человѣкъ былъ въ раю и, потерявъ его, стремится въ рай, и, нанонецъ, возвращается въ рай.
    Для царства Божія, для жизни вѣчной съ Богомъ былъ созданъ человѣкъ, какъ чистый образъ Божій, и помѣщенъ въ блаженный рай, откуда переселился бы въ рай небесный, вѣчный, не видавъ смерти. Но за добровольный грѣхъ непослушанія Богу и отдѣленія отъ Него, онъ былъ изгнанъ изъ рая въ міръ страданія и смерти ради своего спасенія, или обращенія, покаянія и добровольнаго возвращенія къ Богу и жизни вѣчной. И къ раю онъ всегда стремится, да и всегда стремился, по Ветхому Завѣту Библіи, а по Новому Завѣту, для рая онъ уже и спасенъ Богомъ.
    Какъ же онъ спасенъ?
    Богъ, Творецъ нашъ, воплотился въ образъ Свой — человѣка, вочеловѣчился въ Іисусѣ Христѣ, Сынѣ Божіемъ, взялъ нашу природу и пожилъ въ ней, вмѣстѣ съ нами, на землѣ, призывая къ обращенію, покаянію и возвращенію въ Царство Божіе. Онъ показалъ намъ путь спасенія словомъ и примѣромъ, далъ искупленіе и прощеніе грѣховъ нашихъ, принялъ наши страданія и смерть, но и воскресъ изъ мертвыхъ и побѣдилъ нашу смерть, и вознесся на небо и открылъ закрытыя для насъ двери рая жизни вѣчной съ Богомъ, полагая основаніе всеобщему воскресенію и спасенію всѣхъ людей.
    Что же такое спасеніе, и отъ чего, отъ какого зла и причины всякаго зла нужно намъ спасеніе?
    Спасеніе отъ грѣха.
    Для чего пришелъ Господь? «Спасти людей Своихъ отъ грѣховъ ихъ» (Мѳ. 1, 21).
    Въ чемъ же это спасеніе? «Спасеніе въ прощеніи грѣховъ ихъ» (Лк. 1, 77).
    А послѣ прощенія грѣховъ что мы получаемъ? «Даръ Божій — жизнь вѣчную во Христѣ Іисусѣ, Господѣ нашемъ» (Рим. 6, 23). Такимъ образомъ, прощеніе грѣховъ и жизнь вѣчная суть дары Божіи? Да.
    «Сей день (спасенія), егоже сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся въ немъ». И Пасху Христову мы особенно торжествуемъ, какъ переходъ отъ смерти въ жизнь вѣчную съ Господомъ, въ открытыя Имъ двери рая небеснаго, въ нашу «землю обѣтованную», въ которой весь смыслъ и вся цѣль нашей временной, земной жизни.
    2. Благодать.
    Итакъ, поспѣшимъ получить эти дары Божіи. Гдѣ и какъ получить спасеніе отъ грѣховъ и залогъ нашей вѣчной жизни? Въ Церкви Христовой, основанной Спасителемъ, и дѣйствіемъ благодати Святаго Духа, Котораго Господь оставилъ на землѣ Своимъ Замѣстителемъ (Ін. 14, 16, 26).
    Прежде всего, въ крещеніи, въ таинствѣ «рожденія отъ воды и Духа». Таинство есть дѣйствіе, въ которомъ подъ видимымъ знакомъ подается невидимая благодать или сила Духа Святаго (Дѣян. 8, 18; 1 Кор. 4, 1). «Встань, крестись и омой грѣхи твои». «Покайтесь и да крестится каждый изъ васъ во имя Іисуса Христа для прощенія грѣховъ» (Ін. 3, 5; Дѣян. 22, 16; 2, 38-39), говоритъ Слово Божіе. (Церковь Христова креститъ и младенцевъ, потому что они, какъ «рожденные отъ плоти естъ плоть», а потому они должны «родиться и отъ воды и Духа, чтобы войти въ Царствіе Божіе». Они могутъ имѣть общеніе со Христомъ по вѣрѣ «приносящихъ» ихъ ко Христу, «облечься во Христа» въ крещеніи и стать членами Церкви. (Ін. 3, 5-6; Лк. 18, 15-17; Гл. 3, 26).).
    Въ таинствѣ исповѣди, когда дѣйствіемъ благодати Святаго Духа, даннаго чрезъ апостоловъ и ихъ преемниковъ, прощаются грѣхи кающимся. «Примите Духа Святаго. Кому простите грѣхи, тому простятся, на комъ оставите, на томъ останутся». И «приходили (къ ап. Павлу), исповѣдуя и открывая дѣла свои» (Ін. 20, 22; Дн. 19, 18).
    Въ таинствѣ причащенія. «Ядущій Мою плоть и піющій Мою кровь имѣетъ жизнь вѣчную, и Я воскрешу его въ послѣдній день». «И взявъ чашу и благодаривъ, подалъ имъ и сказалъ: пейте отъ нея всѣ, ибо сіе есть кровь Моя Новаго Завѣта, за многихъ изливаемая, во оставленіе грѣховъ». Ибо «кровь Іисуса Христа, Сына Его, очищаетъ насъ отъ всякаго грѣха» (Ін. 6, 54; Мѳ.. 26, 28-26; 1 Ін. 1, 7),
    Такъ мы получаемъ святые дары Божіи — прощенія грѣховъ и жизни вѣчной, силою благодати Святаго Духа, и дѣлаемся совершенно чистыми предъ Богомъ и достойными Царства Божія. Это есть оправданіе даромъ, по вѣрѣ нашей и по благодати Божіей, праведность отъ Бога, а не отъ нашихъ дѣлъ (Еф. 2, 5-8; Фп. 3, 9; Тт. 3, 5, 7). Это есть великая милость Божія и радость нашего спасенія.
    3. Добродѣтель.
    Далѣе, само собой понятно, возникаетъ задача для цѣлой жизни — сохранить въ себѣ даръ чистоты, или прощенія грѣховъ, и укрѣпить благодатный залогъ жизни вѣчной, чтобы войти въ будущій вѣкъ Царства Божія. «Иди и впредь не грѣши» (Ін. 5,14; 8, 11) — слышитъ христіанинъ голосъ Спасителя, получивъ отъ Него исцѣленіе отъ болѣзней грѣховъ своихъ.
    Какъ же сохранять за собой прощеніе грѣховъ, уже дарованное намъ Господомъ благодатью святыхъ таинствъ? «Если будете прощать людямъ согрѣшенія ихъ, то проститъ и вамъ Отецъ вашъ Небесный, а если не будете прощать людямъ согрѣшенія ихъ, то и Отецъ вашъ не проститъ вамъ согрѣшеній вашихъ» (Мѳ 6, 14-15), — отвѣчаетъ намъ Слово Божіе.
    Мы, «причастники божественнаго естества» (2 Пт. 1,4), подлинно «ядущіе плоть и піющіе кровь» воскресшаго новой плотью Господа, перешли отъ смерти въ жизнь вѣчную, — какъ же намъ сохранить ее въ себѣ? «Мы перешли отъ смерти въ жизнь, потому что любимъ братьевъ; не любящій брата пребываетъ въ смерти. Всякій ненавидящій брата своего, не имѣетъ жизни вѣчной въ немъ пребываюшей. Станемъ любить не словомъ или языкомъ, а дѣломъ и истинною» (1 Ін. 3, 14-15, 18), то есть, добрыми дѣлами, — поучаетъ насъ Писаніе. Любовь, какъ и всякая добродѣтель, есть уже блаженство жизни вѣчной, ибо прежде всего — «Царство Божіе внутрь васъ ссть» (Лк. 17, 21), и надо его насадить въ сердцѣ во всякихъ евангельскихъ добродѣтеляхъ и исполненіемъ заповѣдей блаженства (Мѳ. 5, 1-12).
    Даръ Царства Божія или прощенія грѣховъ и жизни вѣчной есть то сокровище въ полѣ, узнавъ о которомъ человѣкъ продаетъ все и покупаетъ поле то. Оно есть та драгоцѣнная жемчужина, узнавъ о которой человѣкъ продаетъ все, что имѣетъ, и покупаетъ ее одну (Мѳ, 13, 44-46).
    Но Царство Божіе, какъ даръ Божій, принятый вѣрою и благодатью, есть только зерно горчичное, которое не только сохраняется въ «доброй землѣ» (Мѳ. 13, 8) сердца нашего, но должно вырости въ немъ въ цѣлое, большое дерево. Это есть только закваска, отъ которой должно вскиснуть все тѣсто, все существо человѣка и вся жизнь его (Мѳ. 13, 31-33). Тѣ способности, дарованія и начатки добродѣтелей, въ извѣстной мѣрѣ данныя Богомъ человѣку, должны быть умножены трудами человѣка ради Царства Божія во всю, полную мѣру его силъ, какъ таланты серебра, данные хозяиномъ его рабамъ для добыванія прибыли (Мѳ. 25, 14-30). И исполненіе всякой заповѣди должно увеличивать внутреннее, духовное совершенство человѣка постепенно и все больше, по заповѣди — «будьте совершенны, какъ совершенъ Отецъ вашъ Небесный» (Мѳ. 5, 48).
    Что же, наши добродѣтели превращаются въ заслугу что-ли, за которую мы получаемъ Царство Божіе? Очевидно, что нѣтъ. При дарѣ Царства Божія наши добродѣтели превращаются въ абсолютно необходимую обяззнность, въ долгъ. «Когда исполните все повелѣнное вамъ, говорите: мы рабы ничего не стоющіе, потому что сдѣлали, что должны были сдѣлать» (Лк. 17, 10). Но безъ исполненія этого долга мы не можемъ войти въ Царство Божіе. Милость Божія не можетъ послужить поощреніемъ грѣху.
    Первый человѣкъ былъ созданъ для рая, но ему надо было «воздѣлывать и хранить его» (Бт. 2, 15). И онъ его не сохранилъ. И теперь, снова благодатію дарованъ рай, и его должно «воздѣлывать и хранить» во всякой добродѣтели. И можно потерять его. Добродѣтели — необходимая одежда души для брачнаго пира Царства Божія, безъ которой изгонятъ изъ него (Мѳ. 22, 2-12). Когда первые люди потеряли добродѣтель послушанія Богу, то увидѣли, что наги. Добродѣтель была одеждой ихъ душъ. Безъ этой одежды нельзя быть въ раю Царства Божія. Заповѣди блаженства (Мѳ. 6, 1-12) потому есть необходимое условіе для вступленія въ Царство Божіе, что они возстанавливаютъ въ человѣкѣ чистый образъ Божій, съ которымъ онъ жилъ въ раю. Какъ же безъ исполненія ихъ можно снова войти въ него?
    Добродѣтели — не заслуга, ибо Царство Божіе не за наши добродѣтели открыто и дано намъ, а милостью Божіею. И прощеніе грѣховъ нашихъ всегда есть даръ Божій, но, послѣ этого дара, и долгъ сохраненія богоданной чистоты и жизни вѣчной, который дѣлается такимъ обязательнымъ, неотвратимымъ и всепоглощающимъ, что въ борьбѣ со грѣхомъ за всякую добродѣтель сердца своего человѣкъ не долженъ пощадить и жизни своей.
    Ради спасенія нужно «до крови сражаться противъ грѣха» (Ев. 12, 4). Искоренять грѣхи надо радостнымъ принятіемъ креста всеразличныхъ страданій, душевныхъ и тѣлесныхъ, которыя случаются (Іак. 1, 2-4). «Страждущій плотью перестаетъ грѣшить» (1 Пт. 4, 1). Надо «взять крестъ свой и слѣдовать за Христомъ», Который «пострадалъ за насъ, оставивъ намъ примѣръ, чтобы мы шли по слѣдамъ Его . .. будучи злословимъ, Онъ не злословилъ взаимно, страдая, не угрожалъ» (Мр 8, 34; 1 Пт. 2, 21, 23).
    4. Все для спасенія.
    Такъ понимаетъ Церковь Христова дѣло нашего спасенія и полагаетъ необходимыми для спасенія, или для полученія, сохраненія и утвержденія дара жизни вѣчной всѣ средства: таинства благодати Святаго Духа, добродѣтели сердца христіанскаго и отъ него всякія добрыя дѣла, примѣры спасенія и образцы исполненія евангельскихъ заповѣдей среди множества святыхъ и уже спасшихся людей, богослуженіе священнодѣйствій, молитвъ и пѣснопѣній церковныхъ, назидательные для ума и чувства святые обряды, вещественныя святыни иконъ, креста, останковъ святыхъ и всего, что можно найти въ святыхъ храмахъ, которые въ своемъ благолѣпномъ устройствѣ и въ богослуженіи изображаютъ намъ ЦарствоБожіе небесное. Тамъ алтарь, какъ небо, гдѣ престолъ Божества; иконы небесныхъ жителей; блестящія одежды, какъ у святыхъ ангеловъ, въ рукахъ которыхъ фиміамъ молитвъ народа; свѣтильники и драгоцѣнная утварь рисуютъ свѣтъ и славу Царства Божія; пѣніе и священнодѣйствія даютъ переживанія радости его. Стоя въ земномъ храмѣ славы Божіей, мы должны думать, что стоимъ на небѣ. Идя въ храмъ, идешь отъ царства міра сего въ царство не отъ міра сего. Доколѣ люди во плоти и съ чувствами земными, имъ надо получать, кромѣ мірскихъ, и святыя, духовныя впечатлѣнія, и если этому могутъ служить золото, всѣ драгоцѣнности міра, всѣ средства и красота человѣческаго искусства, то и онѣ должны быть принесены сюда и примѣнены для этой цѣли. Цѣль жизни человѣка — Царство Божіе небесное, къ которой онъ призванъ, требуетъ постояннаго напоминанія, привлеченія, воспитанія и хотя малаго нагляднаго представленія, которое и предлагаетъ намъ Слово Божіе, давая описаніе бывшаго земнаго храма (см. книги Исходъ и 3 Царствъ) и будущаго, небеснаго (см. книгу Откровенія св. Іоанна Богослова). Такъ смотритъ Церковь Христова на дѣло нашего спасенія и такъ его устраиваетъ.
    5. Ошибочный путь ко спасенію.
    Въ 1051 г. отъ Православія окончательно отпала Римская церковь, а отъ Римской церкви въ 1520 г. отпали лютеране, за ними разныя другія протестантскія секты, въ томъ числѣ и баптисты, которыя протестовали противъ ученія и обычаевъ Римской церкви.
    Римско-католическая церковь понимаетъ спасеніе, какъ заслугу и каждаго человѣка въ отдѣльности, даже въ такой степени, что можно своими заслугами не только покрыть свои грѣхи, но еще имѣть и остатокъ ихъ, который можетъ пойти на пользу другихъ. Отрицая эту крайность, протестанты впали въ другую. Исповѣдуя, что всѣ спасены заслугою одного Спасителя, они и останавливаются на этомъ одномъ. Даръ прощенія грѣховъ и жизни вѣчной получается и сохраняется только одною вѣрою твоею, которой вполнѣ достаточно для твоего вѣчнаго спасенія. Только вѣруй и знай, что ты спасенъ, и ты спасенъ уже. «Иди, вѣра твоя спасла тебя». Если есть и слово — «иди и впредь не грѣши», то вѣра въ прощеніе грѣховъ возрождаетъ душу и побуждаетъ уже къ плодамъ добрыхъ дѣлъ. Однако, твои добрыя дѣла, нравственное совершенство, молитвы, подвиги тебя не спасаютъ. И отсутстеіе ихъ, при наличіи одной увѣренности въ святомъ спасеніи, не лишаетъ тебя Царства Божія. Ты уже спасенъ, ты перешелъ отъ смерти въ жизнь по одной увѣренности въ своемъ спасеніи. А если ты увѣренъ въ своемъ спасеніе, которое уже совершено, то никакіе таинства, обряды, храмы, иконы, крестъ тебѣ также ненужны, тебя не спасаютъ. Истину же твоего спасенія ты узнаешь изъ одного Священнаго Писанія, которымъ и назидайся постоянно, и никакого церковнаго преданія тебѣ ненужно.
    Главныя протестантскія направленія — лютеране и англикане-епископалы, — хотя и исповѣдуютъ такую же увѣренность въ спасеніи, но признаютъ два-три таинства, кое-какіе обряды и такія святыни, какъ крестъ. Крайнія же секты, какъ баптисты и другіе, отрицаютъ спасительное или благодатное значеніе даже своихъ нѣкоторыхъ дѣйствій, какъ крещеніе и причащеніе. Когда же они нападаютъ на истины и различныя святыни Православія, то хотя и приводятъ разныя тексты Писанія и доводы противъ, но, прикрываясь, какъ ширмою, стоятъ только на одномъ главномъ убѣжденіи своемъ, что увѣренный въ своемъ спасеніи ни въ чемъ больше не нуждается.
    Увѣренность въ своемъ спасеніи можемъ ли мы основывать на одной только вѣрѣ нашей, что Христосъ Господь спасъ насъ? Конечно, мы знаемъ, что Господь простилъ намъ грѣхи наши. Но вспомнимъ притчу о должникѣ, который получилъ отъ государя своего прощеніе долга въ десять тысячъ талантовъ, а самъ, вслѣдъ за этимъ, не простилъ своему должнику ста динаріевъ. Сохранилъ ли онъ за собой прощеніе своего долга? «Злой рабъ, — сказалъ государь, — весь долгъ тотъ я простилъ тебѣ, потому что ты упросилъ меня, не надлежало ли и тебѣ помиловать товарища твоего, какъ и я помиловалъ тебя»? И разгнѣвавшись отдалъ его истязателямъ, пока не отдастъ ему всего долга. Такъ и Отецъ Мой Небесный поступитъ съ вами, если не проститъ каждый изъ васъ отъ сердца своего брату своему согрѣшеній его (Мѳ. 18, 23-35). Господь отнимаетъ прощеніе грѣховъ нашихъ, если мы сами не будемъ прощать людямъ грѣховъ ихъ. Увѣренность въ прощеніи грѣховъ нашихъ отъ любви и милости Божіей основывается на томъ, что и мы сами по любви и милости прощаемъ грѣхи другимъ.
    По той же любви Господь открылъ намъ Царство Небесное и «любящій брата перешелъ отъ смерти въ жизнь», а не просто только вѣрующій въ свою спасенность. Ненавидящій брата своего — не имѣетъ жизни вѣчной (1 Ін. 3, 14-15). Твоя ненависть отнимаетъ отъ тебя даръ Царствія Божія. Увѣренность же въ спасеніи открывается въ твоей любви, а не въ одной вѣрѣ, что Господь тебя спасъ.
    Одна притча Господня разсказываетъ, какъ владѣлецъ виноградника нанялъ однихъ работниковъ за опредѣленную плату съ утра, а другихъ въ разное время дня, но потомъ, при разсчетѣ, заплатилъ всѣмъ поровну, послѣднимъ, какъ и первымъ, такъ что первые даже возроптали отъ зависти (Мѳ, 20, 1-16). Узнавъ и понявъ это, что всѣ призванные въ Царство Божіе равно получатъ его, независимо отъ количества понесенныхъ трудовъ, наши протестанты предлагаютъ такую увѣренность въ любви Божіей, что и нанявшіеся съ утра или увѣровавшіе отъ юности могутъ всю жизнь ничего не дѣлать въ виноградникѣ Церкви Божіей для полученія платы — Царства Божія, потому что все равно получатъ его. Это есть заблужденіе, это — попытка обмануть Хозяина, это злоупотребленіе Его любовью, это — извращеніе Слова Божія. Іоаннъ Креститель отъ младенчества до среднихъ лѣтъ своихъ — служитель Божій, а разбойнинъ на крестѣ явилъ вѣру и принялъ крестъ свой («достойное по дѣламъ нашимъ приняли» — Лк. 23, 41), въ послѣдній часъ своей жизни, но другимъ тѣ же вѣру, терпѣніе, крестъ и труды служенія Богу надо понести всю жизнь, до старости. Качество однихъ и тѣхъ же добродѣтелей надо явить и нести предъ Богомъ въ любомъ количествѣ времени и лѣтъ, которыя тебѣ даны. Твои добродѣтели и труды въ «перенесеніи тягости дня и зноя» (Мѳ. 20, 12) абсолютно необходимы для полученія «платы» Царства Божія, хотя другимъ, можетъ быть, и меньше придется ткать свою одежду добродѣтелей, или лучше и скорѣе тебя ее соткутъ, но безъ нея тебя въ Царство Божіе не впустятъ.
    Имѣть полную увѣренность въ своемъ спасеніи только на основаніи одной своей вѣры въ дары Божіи прощенія твоихъ грѣховъ и жизни вѣчной, это все равно, что имѣть только одинъ, данный тебѣ Богомъ талантъ, и закопать его для сохраненія въ землю, чтобы въ такомъ видѣ и вернуть его хозяину, «Лукавый рабъ и лѣнивый! . . всякому имѣющему (трудолюбіе) дастся и преумножится, а у неимѣющаго отнимется и то, что имѣетъ; а негоднаго раба выбросьте во тьму внѣшнюю: тамъ будетъ плачъ и скрежетъ зубовъ» (Мѳ. 25, 26-30), Безъ твоихъ собственныхъ трудовъ и прибыли въ добродѣтеляхъ Господь отниметъ отъ тебя талантъ, даръ Божій — прощенія грѣховъ и жизни вѣчной.
    Вѣра въ спасеніе, совершенное для насъ Господомъ, это — одно и всѣми пріемлемое дѣло. А увѣренность въ своемъ спасеніи — дѣло совсѣмъ другое, которое естественно только послѣ добраго подвига въ явленіи всякой добродѣтели въ теченіи всей жизни, уже предъ кончиной и у людей святѣйшей жизни. Примѣръ сему даетъ св. ап. Павелъ, который говоритъ о себѣ: «я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествія настало: подвигомъ добрымъ я подвизался, теченіе совершилъ, вѣру сохранилъ, а теперь готовится мнѣ вѣнецъ правды» (2 Тм. 4, 6-8).
    Это сознаніе исполненнаго долга и обязанности «добраго подвига» ради спасенія, чуждо древне-фарисейской похвальбы праведностью отъ своихъ дѣлъ и ново—фарисейскаго самохвальства праведностью отъ одной своей вѣры. Церковь Христова оберегаетъ отъ такого ложнаго душевнаго устроенія и пустосвятства тѣхъ, кто «выказываетъ себя праведниками предъ людьми» и «увѣрены о себѣ, что они праведны и уничижаютъ другихъ» (Лк. 16, 15. 18, 9) и предлагаетъ всѣмъ, начиная съ наибольшихъ подвижниковъ своихъ, всегда пребывать въ мытаревомъ состояніи духа — «Боже! будь милостивъ ко мнѣ грѣшнику»! — чтобы быть оправданными предъ Богомъ (Лн. 18, 13-14).
    Да и свою праведность отъ Бога, по вѣрѣ, черезъ какую благодать Божію и когда члены протестантскихъ сектъ получаютъ? Если исповѣдь, крещеніе и причащеніе не подаютъ благодати очищенія грѣховъ и освященія человѣка, и есть не дѣйствительное и реальное дѣйствіе ея, а только назидательные символы и обряды — хлѣбъ и вино безъ Тѣла и Крови Христовыхъ, вода безъ Духа Святаго и исповѣдь безъ благодатнаго отпущенія отъ пастырей, — то тогда по вѣрѣ вашей да будетъ вамъ: вы не въ Церкви Христовой, благодати Божіей нѣтъ на васъ и грѣхи ваши не прощены и остались на васъ. А спасены вы въ одной своей фантазіи, только думая, что вы прощены и очищены отъ грѣховъ, вѣруя въ воображаемую благодать и сами себя удостаивая Царствія Божія.
    Не признавая добродѣтели обязательной для спасенія, не имѣя благодати для подлиннаго очищенія и освященія, все спасеніе баптистовъ и прочихъ самосвятовъ проходитъ въ постоянномъ самовнушеніи въ своей спасенности. Но находясь въ тяжкомъ заблужденіи ни на чемъ не основанной увѣренности въ своемъ спасеніи, сектанты яростно нападаютъ на Православіе и съ видомъ чрезвычайней духовности особенно усердно отрицаютъ, напримѣръ, церковныя ихъ святыни — иконы, крестъ и прочее.
    Чисто іудейско-языческими глазами враговъ Спасителя они смотрятъ на физическій крестъ Его, какъ на позоръ и посрамленіе, тогда какъ Онъ Самъ принялъ и «претерпѣлъ крестъ, пренебрегши посрамленіе» (Ев. 12, 2) и именемъ креста, этого орудія казни Своей, Самъ назвалъ страданія и скорби жизни человѣка, которыя надлежитъ ему принять, а не отвергать (Мѳ. 16, 24, 10, 38). Если наши тѣлесныя страданія, какъ мы говорили, избавляютъ отъ грѣховъ (1 Пт. 4, 1) и ихъ надо принимать съ радостью и терпѣніемъ, то и физическій крестъ тѣлесныхъ страданій и смерти Спасителя или изображеніе Его деревяннаго креста достойно вниманія, любви, почитанія и прославленія, какъ знамя нашего спасенія, жертвы Его для насъ, и примѣръ и напоминаніе намъ. Кому нужно отнятіе сего креста отъ насъ, какъ не діаволу, который-то и посрамленъ именно этимъ крестомъ страданій и смерти Спасителя?
    Еще болѣе неразумно и безсмысленно отрицаніе сектантами иконъ, которыя они называютъ даже идолами. «Идолъ въ мірѣ ничто» (1 Кор. 8, 4), изображеніе ложныхъ совсѣмъ не существующихъ въ мірѣ существъ-боговъ. Назвать иконы, изображающія Спасителя и святыхъ его, идолами, это назвать Христа Вааломъ, Дѣву Марію, которую ангелъ назвалъ благодатною, Астартой и апостоловъ такими же вымышленными и нечестивыми именами, тогда какъ и въ древности изображеніе херувимовъ въ скиніи (Их. 25, 18) было изображеніемъ дѣйствительныхъ существъ (Бт. 3, 24). Иконы также не идолы, какъ Христосъ не Ваалъ и Дѣва Марія не Астарста, и слѣпое богохульство это да обратится къ осужденію невѣждъ.
    Прежде «Бога не видѣлъ никто никогда», а потому и изображать Его было невозможно (Вт. 4, 15-16), но потомъ «Единородный Сынъ, сущій въ нѣдрѣ Отчемъ, Онъ явилъ» Бога (Ін. 1, 18) и «Богъ явился во плоти», «сдѣлавшись подобнымъ человѣкамъ и по виду, ставъ, какъ человѣкъ» (Тм. 3, 16. Фп. 2, 7). Поэтому изображеніе Бога въ видѣ человѣка есть исповѣданіе Его воплощенія.
    Икона есть вещественньій предметъ, освященый благодатной силой и могущій подавать людямъ помощь. И такіе предметы въ Новомъ Завѣтѣ есть. Одна женщина «прикоснулась къ одеждѣ» Спасителя и Онъ «почувствовалъ Самъ въ Себѣ, что вышла отъ Него сила» и женщина тотчасъ исцѣлѣла отъ болѣзни (Мр. 5, 2530). Одежда явилась проводникомъ Божіей силы, а не слово или прикосновеніе Господа. «На больныхъ возлагали платки и опоясанія съ тѣла (ап. Павла), и у нихъ прекращались болѣзни, и злые духи выходили изъ нихъ» (Дн. 19, 12). Не самъ ап. Павелъ исцѣлялъ, а вещи его. Точно также не самъ ап. Петръ исцѣлялъ, а только тѣнь его. Тѣнь есть свѣтовое изображеніе человѣка на землѣ или на стѣнѣ. «Выносили больныхъ на улицы и полагали на постеляхъ и кроватяхъ, дабы хотя тѣнь проходящаго Петра осѣнила кого изъ нихъ» (Дн. 5, 15). Такія же чудотворныя изображенія и вещественные предметы возможны и теперь, ибо «Іисусъ Христосъ вчера и сегодня и во вѣки Тотъ же» (Ев. 13, 8). А если въ какомъ обществѣ, именующемъ себя христіанскимъ, не происходитъ того, что прежде, въ евангельскія времена было и благодать уже не дѣйствуетъ черезъ вещественные предметы, то тамъ вѣруютъ, видимо, въ «другого Іисуса, въ иного Духа и въ иное благовѣстіе» (2 Кр. 11, 4).
    Новозавѣтные фарисеи и буквопоклонники Писанія, сектанты, хотѣли бы, чтобы на всѣ христіанскія святыни были даны заповѣди, но Господь «упразднилъ законъ заповѣдей ученіемъ» и «далъ намъ способность быть служителями Новаго Завѣта, не буквы, но духа» (Еф. 2, 15. 2 Кр. 3, 6). Духъ же и смыслъ Писанія даютъ твердые и ясные принципы и указанія, что вещественныя святыни возможны въ Церкви Христовой, которыя отъ древности всегда и были у нея.
    Церковь подлинная, основанная Самимъ Господомъ черезъ святыхъ апостоловъ, хранитъ отъ временъ апостольскихъ у себя все, начиная отъ фелони (2 Тм. 4, 13), которая сейчасъ у нашихъ священнослужителей имѣетъ видъ дорожнаго плаща, и съ каковымъ апостольскимъ одѣяніемъ Церковь не нашла возможнымъ разрастаться и сохранила его, и кончая самымъ способомъ пониманія Слова Божія о дѣлѣ нашего спасенія. Это и есть священное церковное Преданіе, равное по своему значенію Священному Писанію. Такъ ли это, судите сами.
    Всѣ протестантскія секты признаютъ одно Священное Писаніе источникомъ своего вѣроученія. Тогда чѣмъ же они различаются между собою?
    Только способомъ пониманія или толкованія.
    Но вѣдь лютеране и баптисты существуютъ уже больше четырехсотъ лѣтъ. Какъ же они хранятъ свой способъ пониманія или толкованія Слова Божія, который только и опредѣляетъ ихъ «церкви» и отдѣляетъ ихъ другъ отъ друга и отъ всѣхъ другихъ? Не Священнымъ-же Писаніемъ, которое у всѣхъ одно...
    Сохраняютъ они свои «церкви» только живой передачей своего толкованія Писанія изъ поколѣнія въ поколѣніе, то есть, своимъ преданіемъ, которое для нихъ так же священно, существенно и дорого, какъ само Священное Писаніе, какъ такая же истина, какъ истина самого Писанія, иначе бы они перестали существовать, какъ лютеране или баптисты.
    Остается рѣшить здравымъ разсудкомъ за какимъ же преданіемъ идти: древне-апостольскимъ, или за лютеранскимъ, баптистскимъ, кальвинистскимъ, методистскимъ и пр. т. п.
    Православные христіане, мало утвержденные въ вѣрѣ! Подумайте о томъ, что Господь не оставлялъ безъ истины спасенія людей своихъ и до 1520 г. и другихъ болѣе позднихъ годовъ, когда возникли протестантскія секты. Неповрежденная истина всегда хранилась, и вы ею обладаете теперь въ единой Церкви Христовой, которая никогда не отпадала ни отъ какой другой церкви и всегда была сама собой. Берегитесь сектантскаго обольщенія и ихъ рекламной даровщины въ великомъ и первомъ, самомъ серьезномъ дѣлѣ вашей жизни — спасеніи. Эти сектанты, иногда искренніе и вѣрующіе мечтатели, предлагаютъ вамъ дешевку спасенія. Отвернитесь отъ этихъ приглашеній людей, запутавшихся и залбуждшихъ. Не мѣняйте смиреніе на гордыню, добродѣтели христіанскаго сердца на пустоцвѣтъ увѣренности въ своемъ спасеніи, дѣйствительную благодать Божію на фантазію, храмы Божіи на залы.
    Помните, что «войдутъ къ вамъ лютые волки, не щадящіе стада, и изъ васъ самихъ возстанутъ люди, которые будутъ говорить превратно, дабы увлечь учениковъ за собою. Посему бодрствуйте»... (Дн. 20, 29-30).
    Протопресвитеръ М. ПОЛЬСКІЙ.
    Санъ-Франциско, 1950 г.
    Посвящается русскимъ людямъ, прибывшимъ изъ лагерей Ди-Пи въ Сѣв. Америку.
    Эта статья изначально была опубликована в теме форума: Въ защиту Православной вѣры отъ сектантовъ. автор темы Странник Посмотреть оригинальное сообщение