• О любви къ ближнимъ.

    Аще языки человѣческими глаголю, и ангельскими,
    любве же не имамъ, быхъ яко мѣдь звѣнящи, или кимвалъ
    звицаяй. И аще имамь пророчество, вѣмъ тайны вся и весь
    разумъ, и аще имамъ всю вѣру, яко и горы преставляти, любве
    же не имамъ, ничтоже есмь. И аще раздамъ вся имѣнія моя и аще
    предамъ тѣло мое, во еже сжещи е, любве же не имамъ, никая пользами есть
    (1Кор. 13,1-3).
    Вотъ какъ высоко ставитъ св. апостолъ Павелъ любовь къ ближнимъ! Ужели же сія любовь выше всѣхъ совершенствъ и важнѣе всѣхъ обязанностей!? — Конечно нѣтъ, — не выше всѣхъ совершенствъ она, но всѣ совершенства съ нею тѣсно соединены; она, какъ говоритъ Апостолъ, есть союзъ совершенствъ; въ комъ есть любовь къ ближнимъ, тотъ несомнѣнно имѣетъ всѣ совершенства; а въ комъ нѣтъ сей любви, въ томъ вѣрно нѣтъ и никакихъ совершенствъ.
    И не важнѣе она всѣхъ обязанностей, но всѣ обязанности въ ней сосредоточиваются, и потому она, по словамъ Апостола, есть исполненіе закона; кто исполняетъ обязанности любви къ ближнимъ, тотъ несомнѣнно исполняетъ и прочія обязанности; а кто сею обязанностію пренебрегаетъ, тотъ вѣрно небрежетъ и о прочихъ. Такимъ образомъ, любовь къ ближнимъ есть вторая заповѣдь закона, но такая заповѣдь, безъ сохраненія которой не возможно сохранить первой, ведущей въ жизнь вѣчную.
    Такъ, это несомнѣнная истина, что человѣкъ, не имѣющій любви къ ближнимъ, не имѣетъ истинной любви къ Богу. Кто истинно любитъ Бога, тотъ не можетъ не любить ближнихъ, ибо не можетъ не любить Божія родства, къ которому люди принадлежатъ; и не можетъ не любить Божіихъ совершенствъ, которыя въ людяхъ отражаются. Всякъ любяй родшаго, любитъ и рожденнаго отъ него (1 Iн.5,1), говоритъ возлюбленный ученикъ Христовъ.
    Огню, когда онъ горитъ, не естественно не издавать пламени: такъ и человѣку, когда душа его горитъ любовію къ Богу, не естественно не пламенѣть любовію къ ближнимъ. Что же послѣ сего та любовь къ Богу, которою хвалится тотъ, кто не любитъ ближняго? — Эта любовь не искренняя, лицемѣрная, ложная. Аще кто речетъ, яко люблю Бога, а брата своего ненавидитъ, ложь есть: ибо не любяй брата своего, егоже видѣ, Бога, егоже не видѣ, како можетъ любити? (1 Іоан.4,20). Такой человѣкъ любитъ словомъ, а не дѣломъ, устами, а не сердцемъ. А такъ какъ любящій ближняго любитъ Бога любовію не истинною, то и все служеніе его Богу ложно: и славословіе его лицемѣрно, и молитвы его не искренни, и жертвы не чисты. И потому, какъ ни славословь Бога —славь Его хотя Ангельскими языками, твое славословіе не будетъ Ему пріятно, если въ тебѣ нѣтъ любви къ ближнему. Приноси жертвы самыя богатыя, наблюдай посты самые строгіе, не вкушай, пожалуй, во всю жизнь ничего кромѣ хлѣба и воды: твой пость будетъ не угоденъ Богу, и твои жертвы Ему непріятны, если въ тебѣ нѣтъ любви къ ближнимъ.
    Что Ми множество жертвъ вашихъ? Исполненъ есмь всесожженій овнихъ, и тука агнцевъ, и крове юнцовъ и козловъ не хоіцу (Ис.1,11). Такъ Богъ говорилъ нѣкогда іудеямъ, такъ Онъ скажетъ всегда и всякому, такъ Онъ говоритъ и тебѣ, если въ тебѣ нѣтъ любви къ ближнему: что Мнѣ твои богатыя жертвы, если ты ближнему ни чѣмъ не жертвуешь? Что Мнѣ твое великое славословіе, когда ты ближняго такъ безчестишь? Что Мнѣ твое поклоненіе Моему образу на доскѣ, когда ты презираешь Мой образъ въ человѣкѣ?
    Что Мнѣ, что ты ходишь въ Мой храмъ, когда ты ближнихъ проходишь безъ вниманія? Такъ, не любящій ближняго ни чѣмъ не угодитъ Богу, врагь людей никогда не будетъ другомъ Божіимъ. И кто примиритъ его съ Богомъ? У насъ одинъ Примиритель — Іисусъ Христосъ; но кто нечеловѣколюбивъ, тотъ и нехристолюбивъ, говоритъ св. Іоаннъ Златоустъ. И дѣйствительно, не имѣющій любви къ ближнему, не имѣетъ истинной любви и къ Іисусу Христу. Іисусъ Христосъ, по своей безпредельной любви къ роду человѣческому, принимаетъ самое живѣйшее участіе въ судьбѣ каждаго человѣка, — такое участіе, какое не одинъ отецъ не принимаетъ въ судьбѣ любимаго своего сына. Онъ участвуетъ съ людьми во всемъ, что они терпятъ: съ страждущими страдаетъ, съ бѣдными бѣдствуетъ, съ оскорбляемыми несетъ оскорбленія. Такимъ образомъ, что мы дѣлаемъ ближнимъ, то все дѣлаемъ Іисусу Христу. Аминь глаголю вамъ, скажетъ Онъ на страшномъ судѣ грѣшникамъ, которые не имѣютъ любви къ ближнимъ, аминь глаголю вамъ, понеже не сотвористе единому сихъ меньшихъ, ни мнѣ сотвористе (Матѳ.25,45). Итакь, когда ты отказываешь бѣдному, то отказываешь Іисусу Христу; когда ты презираешь низшаго, то обнаруживаешь презрѣніе къ Іисусу Христу; когда ты притѣсняешь слабаго, то дѣлаешь притѣсненіе Іисусу Христу; вообще, всякою своею нелюбовію къ ближнимъ ты доказываешь, что ты не истинно любишь Іисуса Христа. Послѣ сего, что бы мы ни говорили въ извиненіе своей нелюбви къ ближнимъ, мы этимъ будемъ только доказывать, что въ насъ нѣтъ истинной любви къ Іисусу Христу, нѣтъ даже искренней вѣры въ Него.
    Говорятъ обыкновенно: я не люблю нѣкоторыхъ людей, потому что мнѣ невозможно любить ихъ, потому что чувствую невольное отвращеніе къ нимъ. Положимъ, что есть на свѣтѣ такіе люди, которые возбуждаютъ въ насъ невольное къ себѣ отвращеніе; но если бы мы были истинные христіане, если бы любили Іисуса Христа отъ всей души: то ужели не стали бы всѣми силами стараться преодолѣвать это невольное отвращеніе къ нѣкоторымъ людямъ? И что я говорю —преодолѣвать? При любви къ Іисусу Христу намъ нечего было бы преодолѣвать; любовь не чувствуетъ холода, не смотритъ на препятствія; она горяча, какъ огонь, сильна, какъ смерть. Говорятъ еще: ближній мой, котораго я не люблю, часто меня оскорбляетъ, непрестанно безпокоитъ; я не только любить, даже видѣть его не могу. Такъ разсуждаетъ плоть; но не такъ должна разсуждать живая вѣра въ Іисуса Христа. Да, если бы мы живо помнили, какія мученія претерпѣлъ Іисусъ Христосъ, какія оскорбленія и поруганія, какой крестъ и смертъ —и все это за насъ и для насъ: то ужели для насъ трудно было бы ради Него потерпѣть нѣсколько отъ нашего ближняго? Ужели трудно было бы простить нашему брату слабость и намъ свойственную, забыть проступокъ и для всѣхъ людей неизбѣжный, если бы мы сколько нибудь цѣнили страданія Христовы? Ахъ, возлюбленные, за Христовы страданія и небесное правосудіе прощаетъ всѣ грѣхи намъ грѣшникамъ: ужели мы ради этихъ страданій ничего не простимъ нашимъ ближнимъ? Убоимся небеснаго правосудія: оно строго; какимъ судомъ судимъ мы, такимъ и оно насъ будетъ судить: мы не будемъ миловать, и оно насъ не помилуетъ; мы не будемъ прощать другимъ, и оно намъ не проститъ, и гдѣ же еще? Тамъ, за предѣлами гроба, въ жизни вѣчной, на страшномъ судѣ. О, страшно подумать: лишиться на вѣчно милости Божіей за то, что здѣсь не хотѣлъ немного иногда принудить себя быть милостивымъ, снисхдительнымъ къ другимъ. Страшно подумать, а такъ непремѣнно будетъ: судъ безъ милости не сотворшему милости.
    Итакъ, бѣдственная участь ожидаетъ за гробомъ тѣхъ людей, которые не стараются любить ближнихъ; да и въ настоящей жизни развѣ хорошо жить такимъ людямъ?
    Несчастенъ тотъ, у кого много враговъ и недоброжелателей; а тотъ еще несчастнѣе, кто самъ никому не желаетъ добра, кто въ другихъ хочетъ видѣть враговъ и недоброжелателей. Что за жизнь жить съ лицами непріятными? Что за радость радоваться съ тѣми, на которыхъ не можешь смотрѣть равнодушно? Такъ ли живетъ и радуется тотъ, кто любитъ всѣхъ? У него и радостей больше, и горя меньше: нѣтъ своихъ радостей,—онъ за другихъ радуется; горе тяготитъ: онъ поплачетъ съ другими, и горе пройдетъ. Да, хорошо, прекрасно жить со всѣми въ любви; сладостно, восхитительно сладостно сердцу, когда чувствуешь, что всѣ люди тебѣ любезны; это чувство душъ святыхъ и духовъ чистыхъ; это чувство вѣчно блаженнаго Бога.
    Итакъ, если ты къ несчастію не имѣешь сердца способнаго любить всѣхъ, если другіе доводятъ тебя до того, что ты не можешь ихъ сердечно любить: то старайся смягчить свое сердце и располагатъ себя къ любви. Мы обыкновенно любимъ того, кому оказываемъ благодѣянія,— любимъ его, хотя бы прежде не были расположены къ нему: дѣла любви потому такъ часто и предписываются намъ, что онѣ невольно располагаютъ наше сердце къ любви. Итакъ, дѣлай благодѣянія другимъ, благодѣтельствуй лицамъ тобою не любимымъ: и въ тебѣ постепенно возбудится любовь къ нимъ. Если же благодѣтельствовать не можешь, то молись Богу. Того непремѣнно мы будемъ любить, кого часто поминаемъ въ нашихъ молитвахъ. Душа молящаяся Богу, Который есть весь любы, не можетъ не наполняться любовію ко всѣмъ.
    Будемъ, возлюбленные, всѣ мы всѣми способами и всѣми силами достигать любви къ ближнимъ; она достойна того; безъ нея не возможно любить Бога, Который есть источникъ нашего блаженства; безъ нея невозможно любить Іисуса Христа, Который есть путь къ нашему блаженству; безъ нея и жизнь будущая будетъ бѣдственна и настоящая безотрадна. Аминь.
    Прот. Р.Путятинъ.
    Эта статья изначально была опубликована в теме форума: О любви къ ближнимъ. автор темы Странник Посмотреть оригинальное сообщение