• РАЙ. Изъ "Поучительныхъ Словъ" Святителя Иліи Минятія.

    О рай, рай! лишь только я назову тебя, какъ уже радуется духъ мой, — лишь только помыслю о тебѣ, веселится душа моя! Рай — это благословенное отечество прародителей моихъ, это любезное пристанище надежды моей, это единственный желанный предметъ любви моей, послѣднее воздаяніе вѣрѣ моей!... И кого бы намъ спросить, братіе,—кто бы намъ повѣдалъ: что такое рай? Спросимъ о томъ двоихъ богомудрыхъ мужей, которые видѣли его во очію, это св. Апостолы Іоаннъ Богословъ и Павелъ. Іоаннъ говоритъ: и вознесъ меня вь духѣ на великую и высокую гору и показалъ мнѣ великій городъ, святый Іерусалимъ, который нисходилъ съ неба отъ Бога (Апок. 21, 10). Но сей городъ былъ только образомъ рая Божія, на который если бы мы когда нибудь удостоились взглянуть, то очи наши увѣрились бы въ красотѣ его,_а умъ нашъ все же не постигнулъ бы, что такое рай. Ап. Павелъ былъ восхищенъ до третьяго неба, въ самый рай Божій; онъ видѣлъ то, чего никогда не видѣли очи людскія, чего не слышало ухо, и не приходило то на сердце человѣку, что приготовилъ Богъ любящимъ Его (1 Кор. 2, 9); тамъ слышалъ онъ слова, которыхъ на человѣческомъ языкѣ нельзя и пересказать (2 Кор. 12, 4). Вотъ два человѣка видѣвшіе рай: одинъ изъ нихъ Іоаннъ — орелъ Богословія, другой — Павелъ, сосудъ избранный. Но оба они говорятъ о немъ неясно и прикровенно. Стало быть и никакой человѣкъ не объяснилъ бы нам, что такое рай. Не даромъ же одинъ праведникъ говорилъ: «о рай Божій! мы можемъ тебя пріобрѣсть, но не можемъ тебя умомъ нашимъ постигнуть.»
    Христосъ Спаситель нашъ называетъ рай жизнію безсмертною и вѣчною, и радостью безконечною. Возрадуется сердце ваше и радости вашей никто не отниметъ у васъ, говорилъ Онъ (Іоан. 16, 22). Подумай, христианинъ, что такое здѣшнее счастіе?
    Положимъ, был бы ты царемъ, владѣлъ бы цѣлымъ свѣтомь; положимъ, у тебя не было бы враговъ, не зналъ бы ты ни скорбе, ни болѣзне, былъ бы и собою красивъ, и богатъ, и славенъ: не правда ли, вѣдь въ этомъ-то и состоитъ, по нашему мнѣнію, величашее счастье на землѣ? И однакоже такое счастье есть тоже несчастье! Вѣдь сколько бы ты ни прожилъ, а все же тебѣ надобно умереть, и притомь каждый часъ бояться смерти, а этотъ то страхъ и дѣлаетъ тебя несчастнымъ... А тамъ, смотришь, и въ самомъ счастьѣ-то все еще чего нибудь не достанетъ!... Положимъ,. что ты никогда не умрешь и страхъ смерти не тревожитъ тебя; но и тогда развѣ когда нибудь возможно насытить всякое желаніе сердца человѣческаго? Ты счастливъ, но желалъ бы быть еще счастливѣе, а стало быть, и счастіе твое неполно, недостаточно, слѣдовательно, хотя бы и безсмертенъ быль, ты все же несчастливъ... Подумай же теперь: имѣть все то счастье, какого бы ни пожелало сердце твое, не бояться смерти, которая отнимаетъ теперь отъ насъ счастіе, быть всегда и богатымъ и здоровымъ, не знать и не бояться ни нищеты, ни болѣзней, ни зависти человѣческой,—что же это была бы за блаженная жизнь! А такова и есть жизнь райская, жизнь полная радости нескончаемой, вѣчной, такой радости, которая никогда не можетъ убавляться, но всегда, во вѣки вѣковъ будетъ одна и та же полная, всесовершенная, радость неизреченная... Горька и солона вода морская; представь же себѣ, что упала въ море съ высоты небесной одна только капля, которая все море усладила бы: понимаешь ли ты, какъ должна быть сладка это небесная вода? Вотъ также горекъ и адъ; но если бы упала въ него одна только капля райской сладости, то эта капля усладила бы всю его, горечь, погасила бы пламень адскій, утопила бы всѣ слезы грѣшниковъ, и адъ сталъ бы тогда раемъ. Разумѣешь ли теперъ, какова радость райская? Возрадуется сердце ваше, и этой радости вашей никто-никто и никогда уже не отниметъ у васъ! — Да, будешь царствовать во царствіи Божіи, будешь прославенъ славою Божественною. Тогда подобны Ему — Самому Богу будемъ, говоритъ Апостолъ, потому что увидимъ Его, какъ Онь есть (1Iоан. 3, 2) О рай Божій, воистину мы можемъ тебя пріобрѣсть, но постигнуть тебя слабымъ умомъ нашимъ мы не въ состояніи! Преславное возвѣщается о тебѣ, граде Божій! Развѣ тогда только, когда удостоимся во очію увидѣть оную несказанную красоту горняго Іерусалима, узрѣть оный свѣтъ невечерній, лики Ангельскіе безчисленные, сонмы святыхъ Божіихъ, обитающихъ на небеси,- когда сподобимся увидѣть Владычицу нашу Богородицу одесную Бога предстоящую, увидѣть Самого Бога лицомъ къ лицу,—вотъ тогда-то мы и поймемъ, что такое рай. — ,,Боже мой! скажемъ мы тогда, много слишалъ я о раѣ, но ничего не могъ уразумѣть, теперь я вижу его во очію и—понимаю. Я вижу его и весь радости преисполняюся, весь блаженствую, весь прославляюся. Вотъ какова слава райская! И сколь же я былъ неразуменъ, что не презрѣлъ тысячи міровъ ради того только, чтобы получить рай Божій! Не глупъ ли я былъ, что тысячу жизней на одну эту жизнь жалѣлъ промѣнять? Но благодарю—благодарю милосердіе Твое, Боже мой, что живу теперь жизнію безсмертною, радуюсь радостію безконечною!" Такъ будемъ мы прославлять въ раю милосердіе Божіе!
    Но можно ли намъ получитъ райское блаженство? Очень можно; вѣдь наше спасеніе находится въ нашихъ же рукахъ. — Какъ же это такъ? А вотъ послушайте. Сотворилъ Богъ рай для праведныхъ, а адъ для грѣшныхъ. Заперъ онъ рай, заперъ и адъ. Однакоже ключи адскіе удержалъ при Себѣ: имѣю ключи ада, говоритъ Самъ Онъ въ Откровеніи Ап. Іоанну. А ключи райскіе Онъ отдалъ Своимъ Апостоламъ въ лицѣ Ап. Петра: и дамъ тебѣ ключи Царствія небеснаго. Стало быть: ключи отъ ада находятся въ рукахъ Божіихъ, а отъ рая - въ рукахъ человѣческихъ. О какъ человѣколюбивъ промыслъ Спасителя нашего! Когда человѣкъ захотѣлъ бы самъ мучиться во адѣ, то оказывается, что ключи адскіе не у него въ рукахъ; а когда хочетъ спастись, то ключи райскіе въ его рукахъ! Значитъ, Самъ Богъ хочетъ, чтобы для людей трудно было попасть въ муку вѣчную, и потому Онъ не даетъ имъ ключей адскихъ. А райскiе ключи Онъ людямъ поручилъ: когда захочешь, тогда и иди въ рай! И замѣтьте: Господь говоритъ: дамъ тебѣ ключи, а не ключъ, стало быть рай Божій не однимъ ключемъ отпирается.— Какіе же это ключи? Да всякіе есть: и желѣзные, и золотые, и деревянные. У нищаго, напримѣръ, ключъ деревянный: онъ убожествомъ своимъ можетъ отперетъ себѣ рай. У богатаго ключъ золотой: онъ богагствомъ своимъ можетъ отперетъ себѣ райскія двери. А желѣзный ключъ терпѣнія, смиренія, труда, есть у каждаго человѣка. Стало быть, каждый человѣкъ можетъ спастись, можетъ рай получить. Надобно только одно помнить: тѣсенъ и прискорбенъ путь, вводящій въ царство небесное. Это слова Самого Господа. Тѣсенъ этотъ путь, и потому многіе подвижники, вступивъ на него, оставили міръ, бросили все мірское позади себя, и прошли симъ путемъ въ нищетѣ и всякихъ лишеніяхъ; святые мученики омочили сей путь даже не потомъ, а кровію своей. Стало быть, кто ходитъ, высоко поднявъ голову, кто гордится передъ другими, тому не пройти здѣсь, если не наклонить головы, если не смирится: узки врага и тѣсенъ путь! Кто пресыщается земными благами, тучнѣетъ отъ невоздержанія, тому не пройти, если не изнурить своего тѣла постомъ и трудами: узки врата и тѣсенъ путь! У кого много всякаго ненужнаго добра, кто не дѣлится съ ближними своими добромъ, кто при этомъ обремененъ еще и другими суетными попеченіями, тому не пройти здѣсь, если не убавитъ всего этого: узки врата и тѣсенъ путь! А женщинамъ — о какъ много надобно оставить изъ того, къ чему привязано ихъ сердце, если они хотятъ пройти въ эти узкія врата! Тѣсенъ путь и прискорбенъ, полонъ терній и волчцевъ! Много нужно пота пролить, много надобно труда приложить, много должно потерпѣть и пострадать, чтобы въ рай пройти: многими скорбми подобаетъ намъ внити въ царствіе небесное! У кого тѣло любитъ нѣгу и покой, кто хочетъ идти гладкою, цвѣтами устланной догорой, кто не можетъ и одного слова обиднаго переварить, тому не пройти въ рай: узки туда врата, тѣсенъ и прискорбенъ путь!—Кто же хочетъ въ рай войти?—Конечно всѣ хотятъ. Такъ пусть же всѣ и знаютъ, что путь туда тѣсный и прискорбный! — Пророк Илія, восходя на небо сбросилъ съ себя верхнюю одежду свою. Что же это была за одежда? Да простая кожа овчая. Стало быть, ты, который такъ или иначе обдираешь овецъ—обижаешь бѣдныхъ людей, — знай, что въ чужой кожѣ въ рай тебя не пустятъ. Лучше и изъ головы выбрось, будто можно туда войти въ чужой кожѣ, съ отнятымъ у ближняго добромъ! — Да и возможное ли дѣло для хрістіанина рѣшиться промѣнять рай изъ-за временныхъ, мимолетныхъ благъ земныхъ!... О рай Божій! Мы можемъ тебя пріобрѣсть, но не можемъ тебя умомъ своимъ постигнуть!
    Эта статья изначально была опубликована в теме форума: РАЙ. Изъ "Поучительныхъ Словъ" Святителя Иліи Минятія. автор темы Странник Посмотреть оригинальное сообщение