• 2- «Буевское» течение. По материалам следственных дел

    Вторым по значению после Ленинградской епархии районом распространения иосифлянского движения стала территория огромной Центрально-Черноземной области (включавшей нынешние Воронежскую, Липецкую, Тамбовскую, Белгородскую и Курскую), где возникло так называемое «буевское»* разделение. Его история излагается, в основном, по материалам двух следственных дел, недавно рассекреченных и переданных в Центр документации новейшей истории Воронежской области (ЦДНИ ВО, ф.9323, оп.2). Их использование требует особенно критического подхода.
    Архивно-следственное дело № П-24705 «Церковно-монархической организации "буевцы"» в Центрально-Черноземной области (февраль-июль 1930) возбуждено ПП ОПТУ по ЦЧО, состоит из семи томов. В феврале-марте арестованы 134 человека, а всего привлечено 492 человека. Обвиняемые содержались в Воронежской тюрьме, следствие вело ПП ОГПУ по ЦЧО. К делу в качестве вещественных доказательств приобщены документы: более десяти воззваний, писем, обращений, брошюра «Что должен знать православный христианин» и другие. Обвинительное заключение составлено на 38 человек (от 23.07.1930), подписано Н.Алексеевым. Постановлением КОГПУ (от 28.07.1930) 12 человек: иеромон. Косьма (Вязников), архим. Тихон (Кречков), еп. Алексий (Буй), свящ. Сергий Гортинский, свящ. Феодор Яковлев, прот. Иоанн Стеблин-Каменский, свящ. Александр Архангельский, свящ. Георгий Никитин, миряне ГДПожаров, М.П.Тьшчишин, Е.Н.Гребенщиков, П.М.Вязников, - приговорены к высшей мере наказания, остальные - к различным срокам заключения. 2 августа 1930 одиннадцать обвиняемых расстреляны1. Постановлением КОГПУ (от 03.09.1931) еп. Алексию (Бую) высшая мера наказания заменена 10 годами заключения.
    Второе архивно-следственное дело, П-17699 «Церковно-мо-нархической организации "буевцы"» в Центрально-Черноземной области (10.1932-03.1933), возбуждено 23.10.1932 ПП ОГПУ в ЦЧО, состоит из семи томов.

    * «Буевское» (по фамилии еп. Алексия Буя) - термин следственных органов; самоназвания религиозных объединений и групп, как правило, образовывались по имени возглавлявших их архиереев - иосифляне, дмитриевцы, викториане и Др.

    С 4.10.1932 по 4.01.1933 арестовано 202 человека. Арестованные содержались в Воронежской тюрьме, следствие вело ПП ОГПУ по ЦЧО. К делу в качестве вещественных доказательств приобщены документы - несколько воззваний и листовок. Первая партия подследственных - 64 человека - осуждены 25.01.1933 Тройкой ПП ОГПУ по ЦЧО, приговорены к заключению в лагерь и ссылке. Материалы на 63 человека выделены в отдельное производство. Обвинительное заключение ПП ОГПУ по ЦЧО (от 05.03.1933) по основному делу составлено на 75 человек. Постановлением КОГПУ (от 28.03.1933) 56 человек приговорены к разным срокам заключения. Другим постановлением КОГПУ (от 02.04.1933) приговорены 19 человек: пятеро - иеромон. Вассиан (Молодикой), иеродиак. Варсонофий (Фурсов), свящ. Димитрий Загуменных, свящ. Александр Дубинин и мирянин Ф.П.Лузганов - к высшей мере наказания, остальные — к разным срокам заключения. Постановлением КОГПУ в конце апреля 1933 высшая мера заменена на 10 лет заключения.
    Движение возникло на рубеже 1928—1929. В послании еп. Козловского Алексия (Буя) от 9/22 января 1928 к духовенству и мирянам Воронежской епархии говорилось: «Своими противными духу Православия деяниями митрополит Сергий отторгнул себя от единства со Святой, Соборной и Апостольской Церковью и утратил право предстоятельства Русской Церкви... Высокопреосвященнейшего Иосифа (Петровых) избираю своим Высшим духовным руководителем...»2
    Послание, подписанное представителями воронежского духовенства, было доставлено келейником еп. Алексия, священником Стефаном Степановым, митр. Ленинградскому Иосифу и, несмотря на отказ административно возглавить воронежское духовенство, получило его одобрение.
    Позднее в материалах следственных дел инициатором антисер-гианского движения в Воронеже было названо ссыльное духовенство, которое формировало тогда общественное мнение в городе: о. Николай Пискановский, о. Иоанн Стеблин-Каменский, о. Иоанн Андриевский, о. Илия Пироженко, о. Петр Новосельцев, о. Евгений Мар-чевский и о. Сергий Гортинский; «...они создали то твердое настроение массы, которое за собой увлекло все воронежское духовенство» (протокол допроса о. Сергия Бутузова)3.
    В протоколе допроса о. Николая Дулова указано, что осенью 1927 еп. Алексий (Буй) первоначально признал Декларацию митр. Сергия, но на него оказали влияние о. Николай Дулов и воронежский прот. Николай Пискановский4.
    27 января 1928 митр. Сергий и Временный Патриарший Священный Синод приняли постановление по делу «о раздорнической деятельности» еп. Алексия (Буя), он был предан архиерейскому суду, запрещен в священнослужении и уволен на покой5, однако еп. Алексий Синоду не подчинился.
    В конце января еп. Богучарский Владимир (Горьковский) объявил клиру и прихожанам об «отпадении» еп. Алексия от Церкви и заявил, по указанию митр. Сергия, о своих претензиях на управление епархией, но еп. Алексий, в свою очередь, не благословил общение с еп. Владимиром6. А 14 февраля Заместитель Патриаршего Местоблюстителя назначил еп. Егорьевского Павла (Гальковского) временно управляющим Воронежской епархией7.
    Центром иосифлянской активности в ЦЧО стал Алексеевский Акатов мужской монастырь в Воронеже, а кроме него Покровский Девичий монастырь и, в первой половине 1928, Вознесенская и Пятницкая (Рождества Богородицы) церкви. Всего же в епархии отделилось от митр. Сергия более 80 приходов, в основном в Острогожском, Усманском и Борисоглебском округах.
    Реальную численность «буевского» духовенства точно установить невозможно. По данным ОГПУ, в 1929 «активных членов» организации насчитывалось около 700 человек, в 1930-1931 их было «раскрыто» до тысячи, в 1932 «выявили» еще 27 групп общей численностью 202 человека. Сведения о социальной принадлежности в следственных делах 1930 и 1932 имеются на 567 человек, из них 97 были священниками, 120 — монашествующими и один — епископом. В 1928-1929 арестовано не менее 33 священнослужителей. Таким образом, общая численность «буевского» черного и белого духовенства, вероятно, доходила до 400 человек.
    Движение охватило около сорока районов Центрально-Черноземной области. Так, 17 марта в Воронеж приехал из Ельца священник Владимирской церкви о. Сергий Бутузов. Он встречался с еп. Алексием и переписал у него иосифлянские воззвания и послания. Вскоре еп. Алексий прислал в поддержку Бугузову игум. Питирима (Шумских), который помог в организации монашеской общины при Владимирской церкви, а затем и в отделении от митр. Сергия расположенного вблизи Ельца Знаменского монастыря.
    В Задонском районе Елецкого округа иосифлянское духовенство возглавил архим. Никандр (Стуров), а в начале сентября 1928 сам еп. Алексий ездил в Задонск.
    Немало приходов в окормляемом еп. Алексием с февраля 1926 Козловском округе отошло от митр. Сергия, в том числе Никитская церковь в Козлове (ныне Мичуринск Тамбовской обл.), храм в с. Из-бердей, Петропавловская кладбищенская церковь в Тамбове.
    Весной и летом 1928 к еп. Алексию присоединилась значительная часть приходов Старооскольского округа во главе с благочинным прот. Афанасием Шмигалевым, храмы в селах Дроново и Те-ребрино Белгородского округа, в Курске и на юге Курского округа.
    18 марта 1928 к еп. Алексию приехал руководитель антисергианских, уже перешедших на автокефальное управление приходов Майкопского, Черноморского и Армавирского округов Северо-Кавказского края и значительной части Восточной Украины еп. Майкопский Варлаам (Лазаренко). Еп. Варлаам признал еп. Алексия руководителем и духовным вождем и разослал воззвания к духовенству с указанием о переходе под руководство еп. Алексия. Из протокола допроса о. Сергия Бутузова (1930): «Объехав юг России, еп. Варлаам объединил на платформе организации целый ряд приходов на Пол-тавщине, Харьковщине, на юге Курской губ. и, в частности, группу Сумского округа, возглавляемую свящ. Василием Подгорным. Не имея абсолютности самому управлять, Варлаам передал их в полное руководство еп. Алексию. Это было начало объединения вокруг Алексия южных приходов России»8.
    После майского 1928 совещания руководителей движения в Ленинграде еп. Алексий стал управляющим всеми иосифлянскими приходами юга России и исполняющим обязанности экзарха Украины. Еп. Димитрий передал еп. Козловскому Алексию (Бую) окормляемое им ранее духовенство Кубани и Ставрополья (все назначения были проведены с благословения митр. Иосифа). Летом 1928 к еп. Алексию присоединились бывшие сергианские приходы юга России и Украины: в Елисаветграде (Зиновьевске), Купянском округе, различных районах Кубани (в том числе в Ейске).
    Еп. Алексий в мае 1928 был выслан из Воронежа и с 20 мая жил в Ельце. Своим представителем в Воронеже, епархиальным благочинным, он назначил прот. Александра Палицына, а его помощником - прот. Иоанна Стеблина-Каменского. «После водворения на жительство в Ельце еп. Алексия, началась волна присоединений. Моя квартира стала вроде странноприимного дома, так как каждый день ночевало от двух до трех священников. Большую массу присоединений дал Сумской округ, куда еп. Алексий рукоположил не один десяток священнослужителей» (протокол допроса о. Сергия Бутузова)9.
    Бурное развитие «буевского» движения встревожило власти, и вскоре последовали репрессии. В 1928 были высланы из Центрально-Черноземной области протоиереи Петр Новосельцев, Илия Пи-роженко (по постановлению ОСО при КОГПУ от 17.02.1928), Николай Пискановский, Иоанн Андриевский (по постановлению КОГПУ от 31.08.1928).
    В Ельце 21 июля 1928 был арестован, а 12 сентября выслан из города о. Сергий Бутузов. Еп. Алексий направил его в Вознесенскую церковь Воронежа, но его там не приняли, храм уже заняли сергиане,
    и о. Сергий со 2 января 1929 стал настоятелем церкви в с. Нижний Икорец Лискинского района.
    После смерти прот. Александра Палицына в конце 1928 еп. Алексий назначил епархиальным благочинным прот. Иоанна Стеб-лина-Каменского, высланного в Воронеж, где тот служил в церкви Девичьего монастыря и фактически руководил им.
    В обвинительном заключении по делу прот. Иоанна Стеблина-Каменского (1929) говорилось: «Благодаря распускаемой монашками "святости" Каменского, последний стал пользоваться большим авторитетом среди кликушествующего элемента и вообще верующих антисоветски настроенных. К Каменскому не только стали ходить верующие г. Воронежа, но даже много ездили крестьяне из селений ЦЧО с просьбой полечить от головной [болезни] и т.п.»10
    «Буевцы» поддерживали общение с иосифлянами Ленинграда и Москвы. Осуществлялась оно в основном через прот. Николая Дулова и о. Стефана Степанова, который в сентябре 1928 несколько раз встречался с еп. Димитрцем (Любимовым), ездил с ним в п. Тайцы под Ленинградом, где существовало тайное место хранения иосиф-лянской литературы]'.
    Весной 1929 последовали новые репрессии: 7 марта в Ельце был арестован еп. Алексий, 2 мая закрыта церковь Девичьего монастыря, а 19 мая арестован о. Иоанн Стеблин-Каменский12. Тогда же прекратил существование действовавший параллельно с сергианским легальный иосифлянский епархиальный благочинный совет.
    Согласно материалам следственных дел, для осуществления практического руководства «буевским» движением в Воронеже вместо легального благочиннического совета была создана тайная коллегия по управлению епархией (пресвитерианский совет) из пяти человек. Председателем ее стал прот. Иоанн Стеблин-Каменский, членами - священники о. Сергий Гортинский, о. Евгений Марчевский, о. Иоанн Житяев и архим. Игнатий (Бирюков) — епархиальный духовник, возглавлявший иосифлянское монашество Центрально-Черноземной области13. Коллегия имела в епархии широкую сеть разъездных пропагандистов-связистов, главными из которых названы архим. Тихон (Кречков), игум. Иоанникий (Яцук), иеромон. Мелхесидек (Хухрянский), миряне Поляков, Карцев, Карельский.
    После ареста о. Иоанна тайную коллегию возглавил священник Сергий Гортинский, в ее состав в качестве секретаря ввели настоятеля церкви Алексеевского монастыря свящ. Феодора Яковлева. Удалось наладить общение и с находившимся в лагере еп. Алексием.
    Одним из основных пунктов обвинения на следствии являлась агитация среди крестьян и непосредственное участие «буевского» духовенства в массовых крестьянских выступлениях. Алексеевскому монастырю следствием была отведена роль места, где в 1929 - начале 1930 периодически проводились совещания «буевского» руководства для координации работы среди крестьянства.
    Согласно протоколу допроса свидетеля - церковного старосты храма Алексеевского монастыря Гочаскова (весна 1930), на одном из совещаний в декабре 1929 священник Феодор Яковлев говорил: «...духовенство и верующие сейчас терпят большие насилия от Советской власти. Церкви закрываются, священники арестовываются, а крестьян насильно загоняют в колхозы. Крестьяне страшно озлоблены против Советской власти, а поэтому духовным нужно еще больше разжечь недовольство крестьян против власти»14. Присутствующие на совещании пришли к мнению, что самым удачным способом агитации среди крестьянства являются исповеди, кроме того, большое значение имеют беседы монахинь с верующими. Поэтому «на исповеди духовенство должно внушать верующим, особенно женщинам, что колхозы есть фактическое закрытие церкви, лишение верующих общения с богом, лишение получения благодати, что колхозы есть не что иное, как дело рук сатаны. Когда же крестьянство будет восставать против колхозов, то неизбежно будет и то, что правительство вынуждено будет пойти на уступки или же ему будет грозить
    крах»15.
    Далее по версии следствия решения, принятые на совещаниях, проводились в жизнь десятками сельских священников. Так, в протоколе допроса о. Петра Корыстина зафиксировано получение руководящих указаний от архим. Тихона (Кречкова): «...через монашек и странников растолковывать крестьянам, что колхоз и Советская власть есть дьявольское дело, что у вступающих в колхозы церкви будут закрыты и верующим нельзя будет отправлять религиозные требы, а поэтому надо поднимать крестьян против всего этого, и если крестьяне поднимутся в одном-другом и нескольких местах, то власть вынуждена будет сделать послабление в религиозном вопросе»16. Игум. Яцук проповедовал, что «теперь наступили времена антихриста, власть борется с богом, поэтому все, что Соввласть старается навязать крестьянам: колхозы, кооперация и т.д. - не нужно принимать»17.
    Действительно, насильственная коллективизация в Воронежской губернии привела в начале 1930 к целому ряду крестьянских выступлений18. Большая часть подобных выступлений в Острогожском, Усманском, Борисоглебском, Козловском, Елецком, Белгородском и других округах была приписана влиянию «буевцев». Так, в Острогожском округе с 4 января по 5 февраля в двадцати селах (Нижний Икорец, Песковатка, Капанище, Платава и др.) восставшие громили здания сельсоветов, избивали советских и партийных работников, разбирали колхозный инвентарь. А в с. Нижний Икорец (в деле - «опорный пункт движения») 21-22 января 1930 сотни крестьян, в основном женщин, разгромили сельсовет, сорвали красный флаг, уничтожили портреты вождей и ходили по улицам с черным флагом и криками: «Долой колхозы! Долой антихристов-коммунистов!»19.
    Мон. Макрина (Масловская) была арестована как активная участница этих выступлений: «Везде проповедовала Христа... Чтобы граждане боролись с отступниками от бога, которые являются посланниками антихриста и чтобы не шли крестьяне в колхозы, так как идя в коллективы, они отдают душу антихристу, который явится вскоре... В с. Н.-Икорец верующие не идут и не пойдут в колхоз... За 1929 г. обошла очень много мест и везде агитирую против коммунистов»20.
    Деятельность «буевцев» осложнялась отсутствием постоянного Владыки. Первоначально после ареста еп. Алексия воронежских иосифлян окормлял еп. Серпуховский Максим (Жижиленко), в храмах поминали еп. Алексия за обычным богослужением, а еп. Максима и архп. Димитрия - на сугубой ектенье. Однако 24 мая 1929 еп. Максим был арестован. После чего среди воронежского духовенства начались разногласия.
    Большую часть «буевских» приходов епархии с августа окормлял иосифлянский еп. Бахмутский и Донецкий Иоасаф (Попов), который жил в Новомосковске бывшей Екатеринославской губернии21. Прошение о присоединении к нему написал епархиальный духовник архим. Игнатий (Бирюков) «с братиею»22.
    В то же время управлявший Задонским округом архим. Никандр (Стуров) подал прошение архп. Димитрию с просьбой принять духовенство округа под свое окормление и получил его письменное согласие23. Архп. Димитрий окормлял Задонский округ вплоть до ареста в ноябре 1929. В июле к нему из Воронежа за рукоположением приезжали игум. Питирим (Шумских) и иеродиак. Мелхесидек (Хухрянский), но получили отказ, так как нарушали монашеский устав. Тем не менее, еп. Иоасаф (Попов) возвел их в сан соответственно архимандрита и иеромонаха. Так как Новомосковск находился значительно ближе, чем Ленинград, то основная часть «буевцев» была вынуждена окормляться у еп. Иоасафа, иногда даже против желания, например, о. Феодор Яковлев выступал за присоединение к архп. Димитрию, активно переписывался с ним, но в августе все же согласился с циркуляром еп. Иоасафа, что во главе управления делами епархии будут находиться он и о. Сергий Гортинский.
    Поначалу деятельность малоизвестного еп. Бахмутского Иоасафа (Попова) вызвала недоверие у иосифлян, однако еп. Алексий в декабре 1929 передал управление епархией еп. Иоасафу24, этот акт санкционировал и архп. Гдовский. Но «многие воронежские священнослужители все равно ездили к архиеп. Димитрию, известному на всю Россию своей стойкостью Православию» (протокол допроса о. Сергия Бутузова)25. Сам о. Сергий Бутузов получил предложение Владыки принять место под его руководством и 6 ноября 1929 переехал в Ленинград. Архп. Димитрий хотел отправить о. Сергия в Вятку или Серпухов, но прихожане Моисеевской церкви на Пороховых добились оставления о. Сергия в своем храме, где он и был арестован 19 марта 1930.
    Еп. Бахмутский и Донецкий Иоасаф (Попов) окормлял основную часть иосифлян до массовых арестов начала 1930. Так, еще 5 марта 1930 бобровский благочинный свящ. Александр Архангельский послал ему письмо с просьбой назначить священников в шесть сельских храмов округа, а 7 марта еп. Иоасаф написал послание к духовенству и мирянам Тамбова.
    Летом 1929 был арестован о. Сергий Гортинский по обвинению в присвоении прав управления епархией, но доказательств оказалось недостаточно, и он был освобожден. Еще один член иосифлянской коллегии, о. Иоанн Житяев, был арестован в августе, затем ненадолго освобожден, в декабре снова арестован и по обвинению в «воровстве церковных вещей» приговорен к 2 годам лишения свободы. А уже в феврале—марте 1930 было сфабриковано дело «Церковно-монархической организации "буевцы"».
    Согласно обвинительному заключению, эта организация якобы была построена в соответствии с церковно-иерархической структурой, периферийные группы создавались около приходских советов. «Опорные пункты» во главе с местными священниками существовали в большинстве крупных сел и во всех городах области. Работа, нацеленная, в первую очередь, против коллективизации, проводилась в трех направлениях: распространение антисоветских воззваний, брошюр и листовок по опорным пунктам; посылка по районам пропагандистов-связников из духовенства; прием с мест руководителей опорных пунктов и составление им директив. И конечно, «буевцам» приписывалась организация многих десятков выступлений крестьянства. Здесь явно преувеличивались как степень централизации и организованности движения, так и его антисоветская, контрреволюционная направленность.
    Еп. Алексий (Буй), протоиереи Иоанн Стеблин-Каменский и Николай Дулов, находившиеся на Соловках, были арестованы 20 февраля и уже с 5 марта находились в воронежской тюрьме. На последнем протоколе допроса еп. Алексия собственноручная подпись: «Виновным себя ни в чем не признаю»26.
    По постановлению КОГПУ (от 28.07.1930) были осуждены 38 человек: 12 из них были приговорены к высшей мере наказания, 14 -к 10 годам лагерей, 10 - к 5 годам, один был выслан на 5 лет в Северный край и один приговорен к 3 годам лагерей условно. Приговор к высшей мере в отношении еп. Алексия (Буя) не был приведен в исполнение. Он и прот. Николай Дулов были привлечены по делу всесоюзного центра «Истинное Православие» и до начала сентября 1931 находились в Бутырской тюрьме. Затем еп. Алексия отправили на 10 лет в Свирские лагеря.
    В мае 1930 прошла новая волна арестов истинно-православных. Так, 20 мая в воронежскую тюрьму был доставлен новый настоятель церкви Алексеевского монастыря о. Петр Струков. В обвинительном заключении сказано, что он «собирал деньги на заключенных в ИТЛ руководителей из духовенства "буевской" организации, также давал деньги из общей кружки духовенства церкви Алексеевского монастыря и на протесты других... Духовенство Алексеевского монастыря в лице руководителей. ..< Струкова Петра и других было против колхоза и этому учило крестьян, чтобы те не шли в колхозы»27. Постановлением Тройки ПП ОГПУ по ЦЧО (от 13.07.1930) о. Петр Струков приговорен к высшей мере наказания. Вместе с ним расстреляно еще несколько священнослужителей, в том числе иеромон. Мелхеси-дек (Хухрянский).
    Однако еще почти год еп. Бахмутский и Донецкий Иоасаф (Попов) руководил воронежскими иосифлянами. Во второй половине 193 0 он через назначенных новых благочинных - священников Алексия Попова, Феодора Авдеева, Александра Чуева, Иоанна Маз-кина — окормлял около тридцати приходов епархии. В апреле—июне к еп. Иоасафу присоединились двенадцать иосифлянских приходов на Кубани. 16 января 1931 еп. Иоасаф был арестован. При обыске у него был изъят архив, состоявший в основном из документов по управлению Воронежской епархией28, что не могло остаться без последствий — вновь начались аресты. В июне 1931 был закрыт Алексеевский Акатов монастырь в Воронеже, а некоторые монахи арестованы.
    С 4 октября 1932 по 4 января 1933 в Воронежской епархии прошли массовые аресты по новому делу «Церковно-монархической организации "буевцы"». По данным следствия, находившиеся некоторое время в подполье воронежские иосифляне с января 1932 снова активизировались. Инициаторами воссоздания руководящего «бу-свского» центра в епархии в материалах следствия значатся иеромон. Вассиан (Молодцкой) из быв. Алексеевского монастыря и мои. Анатолия (Сушкова), отбывшая наказание в Свирлаге и к 1932 вернувшаяся в Воронеж. Воссозданный за короткий срок «буевский» епархиальный центр объединил 27 групп в Воронеже, Козлове и 25
    селах, в большинстве из которых еще легально действовали отделившиеся от митр. Сергия приходы.
    Основными пунктами обвинения иосифлян были агитация против создания колхозов, антицерковной политики властей и распространение соответствующих воззваний. Так, кустарь-портной Е.З.Воронин сочинил две листовки и раздавал их крестьянам29.
    В следственном деле иосифлянам кроме «антиколхозных» настроений предъявлены и другие политические обвинения: «По своему политическому мировоззрению к существующему строю в России настроена враждебно по следующим причинам: Советская власть есть власть безбожная, которая ведет борьбу с религией и закрывает церкви, репрессирует духовенство и этим самым производит гонение на веру. Мы же, буевцы* , ведем непримиримую борьбу с Советской властью и ея мероприятиями, создавая наиболее подходящий кадр истинно-православных христиан, которые могли бы быть стойкими борцами за веру христианскую в России...» (протокол допроса мои. Анатолии (Сушковой) от 3 ноября)30.
    В апреле 1932 к еп. Алексию на свидание в Свирлаг ездил мои. Серафим (Протопопов). Владыка «при приеме Серафима поручил нам не падать духом и продолжать дело защиты истинно-православной церкви и вести борьбу с гонительницей православия - Советской властью»31 (протокол допроса иеромон. Вассиана (Молодцкого).
    В августе уже сам иеромон. Вассиан вместе с мои. Серафимом ездил на свидание в Свирлаг, во время этой встречи еп. Алексий наградил его набедренником, утвердил постриг в монахи о. Серафима, назначил благочинным Воронежской епархии настоятеля Углянец-кой церкви священника Василия Кравцова и указал продолжать возношение своего имени за богослужением. В протоколе допроса иером. Вассиана значится: «...Отметив наши достижения, преосвяшенней-ший Владыка Алексий нас благословил на дальнейший тяжелый подвиг по защите и укреплению дела истинного православия и при этом сказал нам, чтобы мы продолжали свою работу и больше привлекали на свою сторону народа, которому надо разъяснять и убеждать в том, что Советская власть... дело творит угодное только антихристу и враждебное истинному христианину, и что истинный христианин не должен смущаться Советской власти, а главное не идти в
    колхозы...»32
    Еп. Алексий не мог знать, что священник Василий Кравцов был завербован ОГПУ и с марта 1932 под кличкой «Мартов» давал секретные донесения.

    * Слово «буевцы» не являлось самоназванием, что дополнительно характеризует данный документ как малодостоверный (Ред.).

    19 декабря еп. Алексий на Соловках был заключен под стражу, а 21 декабря в воронежской тюрьме состоялся первый допрос. По словам священника Василия Кравцова, 28 декабря еп. Алексий в камере заявил: «Они хотят при моей помощи ликвидировать... истинное православное течение; этого я никогда не сделаю, хотя бы они и пугали меня смертью. Я готов помереть за святую церковь с чистой совестью...»
    Сохранились воспоминания о пребывании «буевцев» в Соловецком лагере. Так, бывший узник Соловков академик Д.С.Лихачев, находившийся в заключении на Соловках в 1928-1931, писал об общем духовнике иосифлян в лагере прот. Николае Пискановском: «Светлым человеком был... о. Николай Пискановский. Он был другой. Его нельзя было назвать веселым, но всегда в самых тяжких обстоятельствах он излучал внутреннее спокойствие. Я не помню его смеющимся или улыбающимся, но всегда встреча с ним была какой-то утешительной... У о. Николая был антиминс, и он шепотом совершал литургию в 6-й ("священнической") роте... О. Николай знал, что его жену также арестовали, и очень беспокоился о детях: что если возьмут в детдом и воспитают атеистами? И вот однажды, когда его вывозили из лагеря, в Кемперпункте он стоял в мужской очереди за кипятком. С другого конца к этому же крану подходила женская очередь. Когда о. Николай подошел к крану, он увидел у крана свою жену. Их заслонили заключенные (разговаривать мужчинам с женщинами было строго запрещено) и о. Николай узнал радостную для него весть - детей взяли верующие знакомые... Жизнь о. Николая была сплошным мучением, а может быть, и мученичеством»33. Умер о. Николай Пискановский в середине 1930-х уже в ссылке в Архангельске от туберкулеза. Еп. Алексий (Буй) был расстрелян 3 ноября 1937 по приговору Тройки У НКВД Ленинградской области. Но, несмотря на смерть руководителя и жесточайшие репрессии, уничтожить движение до конца так и не удалось.

    ПРИМЕЧАНИЯ
    1 ОДНИ ВО, ф.9323, оп.2, д.П-24705, т. 1, л.88.
    2 Польский М. Указ. соч. Т.2. С.68, 69.
    3 ОДНИ ВО, ф.9323, оп.2, д.П-24705, т.4, л.456, 457.
    4 Там же, т.5, л.819.
    5 Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России. С.569.
    6Акиныиин AM. Церковь и власть в Воронеже в 1920-1930-е годы (Процессы Петра Зверева и Алексия Буя) // Церковь и ее деятели в истории России. Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1993. С. 136.
    7 Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России.
    С.986.
    8 ОДНИ ВО, ф.9323, оп.2, д.П-24705, т. 1, л. 18.
    9 Там же, л.50.
    10 Там же, л.219а-в.
    11 Там же, т.4, л354.
    12 Там же, т.1, л.б/н. 13Тамже,л.15-17.
    14 Там же, л.26.
    15 Там же.
    16 Там же.
    17 Там же, л.9, 10.
    18 ЦГА СПб, ф. 1000, оп.88, д.9.
    19 ЦДНИВО, ф.9323, оп.2, д.П-24705, т.1, л.29-31.
    20 Там же, л.ЗО, 31.
    21 Центральный государственный архив общественных объединений Украины (ЦГАООУ), ф.263, он. 1, д.65744, т. 10, л.4-4об.
    22 ЦЦНИ ВО, ф.9323, оп.2, д.П-24705, т.З, л.309.
    23 Там же, т.4, л. 115.
    24 ЦГАООУ, ф.263, оп. 1, д.65744, т. 10, л.4^об.
    25 ЦДНИ ВО, ф.9323, оп.2, д.П-24705, т.4, л.446. 26АкиныиинА.Н. Указ. соч. С. 138.
    "Справка ЦДНИ ВО №703-716 от 27.06.1995 (ф.9323, оп.2, д.П-22583).
    28 ЦГАООУ, ф.263, оп.1, д.42779, т. 10, л.21-37. 2" ЦДНИ ВО, ф.9323, оп.2, д.П-17699, т.7, л.44.
    30 Там же, т.2, л.42; т.7, л.2,3.
    31 Там же, т. 1, л.7,9.
    32 Там же.
    33 Из новейшей истории Русской церкви // Православная Русь. 1995. №14. С.7.
    Эта статья изначально была опубликована в теме форума: 2- «Буевское» течение. По материалам следственных дел автор темы Странник Посмотреть оригинальное сообщение