• Христианство и современный прогресс

    ... Нельзя не поражаться узостью и ограниченностью понимания сторонниками "современного прогресса" миро­вой задачи христианства: то взваливают на него ответ­ственность - зачем в течение почти двух тысяч лет оно не водворило на земле всеобщего благополучия, - то обвиняют его в непрактичности, в том, что христианский идеал стоит вне действительной исторической жизни человечества. Но какой же бы это был идеал, если бы он приходился в мерку данного исторического момента, исчерпывался им весь, весь в него воплотился!..
    В том-то и дело, что идеал христианский вечен, вне условий места и времени, вне преходящих форм бытия, предносится пред всем человечеством, не укладывается в жизнь, всегда выше ее, не мирится с нею, вечно будит человеческое общество и стремит его вперед и вперед. В том-то и дело, что одновременно, например, с кипящею враждою народов, сквозь бранные клики и шум оружия, не перестает раздаваться в христианских храмах этот непрактический вечный зов к братской любви и миру...
    Так называемый "прогресс"... высоко выкинул знамя "любви к человечеству", и при этом отрекся от Бога. Но не одно и то же любовь к человечеству, или "гуман­ность", - "и любовь к ближнему" Христа. Ибо христиан­ская заповедь о любви к ближнему нераздельна с запо­ведью о любви к Богу... Как любовь к Богу, понятая вне любви к ближним, есть ложь и логически приводит к безверию, к отрицанию Божественной истины (за при­мером ходить недалеко: стоит только вспомнить инкви­зицию с ее кострами во имя Христово)-, так и любовь к ближним вне любви к Богу, т.е. вне Божественно- нравственной основы, в конце концов ведет к отрицанию ближних, к человеконенавидению... Разве мы не видим, как под знаменем прогресса проповедь гуманности, отрек­шейся Бога, становится постепенно проповедью разруше­ния и человекоубийства, и проповедь эта с каждым днем расширяет круг своего действия?
    Нет никакого сомнения, что девиз первой француз­ской революции: "свобода, равенство, братство" - еванге­льского происхождения... Но именно оттого, что они [революционеры] эти принципы пообчистили от их Боже­ственной сущности и низвели их на степень юридиче­ских понятий, в их девиз и на их знамя не попало то слово, в котором одном - основа и жизненная сила всех вышеизложенных христианских начал: это слово "лю­бовь". Оттого и вышло на деле самое вопиющее проти­воречие: провозглашенные революцией начала стали девизом террора! Последнее же слово революционного логического прогресса - анархия, тирания...
    Да и разве идея братства, идея, христианством впервые внесенная в мир, существенно христианская, - разве не представляется она бессмыслицей на знамени революционного рационализма, так как для нее нет никаких логических, рациональных оснований? Разве идея братства мыслима вне идеи сыновства, вне христианско­го понятия о едином Отце, т.е. о Творце - Боге, Кото­рый же есть и любовь?.. Да и может ли быть обяза­тельным чувство братства там, где отвергается обязатель­ность всякого нравственного закона и даже самое поня­тие об абсолютной нравственной правде?
    Самые начала "свободы и равенства", - понятые вне их нравственной христианской основы, с одной внешней формальной стороны, - ведут логически: первое - к раз­нузданности, к своеволию; второе - к безумному, воору­женному насилием протесту против самой природы, про­тив неравномерности свойств пола, возраста, даже даров духа, от воли человека не зависящих. Истощаясь в уси­лиях уравнять человечество по своей внешней логической мерке, ревнители-"прогрессисты" безотчетно стремятся понизить его, хотя бы способом самой тиранической нивелировки, до самого низменного, действительно обще­го уровня, и убить, наконец, самую свободу и разнообра­зие жизни...
    Одним словом, все эти либеральные принципы, сдви­нутые с основы христианского миросозерцания, логически приводят к абсурду: прогресс, отрицающий Бога и Христа, в конце концов становится регрессом", цивилизация завер­шается одичанием', свобода - деспотизмом и рабством. Совлекши с себя образ Божий, человек неминуемо со­влечет, - уже совлекает с себя и образ человеческий, и возревнует об образе зверином.
    И.С. Аксаков
    Эта статья изначально была опубликована в теме форума: Христианство и современный прогресс автор темы Странник Посмотреть оригинальное сообщение