• Общее наставление ко всем: царям, архиереем, священникам, монахам и мирянам, изреченное и изрекаемое от уст Божьих

    Епископы, главы епархий, познайте:
    Вы – образа все Моего отпечаток,
    Поставлены вы говорить предо Мною,
    В собраниях праведных вы предстоите,
    Зовётесь Моими Вы учениками,
    Носящими Мой пребожественный образ.
    Вы даже над маленьким общим собраньем
    Такую великую власть получили,
    Какой наделён от Отца Я, Бог Слово.
    Я – Бог по природе, но Я воплотился
    И стал Я двояким – в двух действиях, волях
    И в двух естествах. Нераздельно, неслитно
    Я есмь человек, но и Бог совершенный.
    И как человек, Я всех вас удостоил
    Руками Меня и держать и касаться,
    Как Бог же всегда остаюсь недоступным
    И неуловимым для рук ваших бренных.
    Невидим для тех Я, кто видеть не могут,
    Закланный за всех – непреступным остался,
    Двоякий в одной всесвятой Ипостаси.

    Среди же епископов есть и такие,
    Которые саном гордятся безмерно,
    Всегда превозносятся над остальными,
    Считая их всех за ничтожных и низких.
    Немало епископов есть, что по жизни
    Весьма далеки от достоинства сана.
    Я здесь говорю не о тех, у которых
    Слова согласуются с жизнью, делами,
    А жизнь отражает ученье и слово,
    Но Я говорю о епископах многих,
    Чья жизнь не похожа на их назиданья,
    И кто мои страшные тайны не знают
    И мнят, что Мой огненный хлеб они держат,
    Но хлеб Мой они, как простой, презирают,
    И думают, будто кусок они видят
    И хлеб лишь едят, а невидимой славы
    Моей совершенно увидеть не могут.

    Итак, из епископов мало достойных.
    Есть много таких, что высоки по сану,
    А видом смиренны – но ложным смиреньем,
    Противным, дурным, лицемерным смиреньем.
    Гоняясь всегда за людской похвалою,
    Меня презирают, Творца всей вселенной,
    Как будто бедняк Я худой и презренный.
    Они моё тело берут недостойно,
    Стремясь превзойти всех людей, не имея
    Одежды Моей благодати, которой
    Они никогда и никак не имели.
    Незвано и дерзко в Мой храм они входят,
    Вступают во внутрь несказанных чертогов,
    Куда недостойны смотреть и снаружи.
    НО Я, МИЛОСЕРДНЫЙ, ТЕРПЛЮ ИХ БЕССТЫДСТВО.
    Войдя же, со Мной говорят, словно с другом:
    Себя не рабами хотят, но друзьями
    Они показать – и стоят там без страха.
    Совсем не имея Моей благодати,
    Они обещают ходатайства людям,
    Хоть сами во многих грехах виноваты.
    Они надевают блестящие ризы,
    Но чистыми кажутся только с наружи:
    Их души – грязнее болотной трясины,
    Ужасней они смертоносного яда
    У этих злодеев, что праведны с виду.

    Как некогда скверный предатель Иуда
    Взял хлеб от Меня и вкусил недостойно,
    Как будто был хлеб тот простой и обычный,
    И тотчас «по хлебе» вошёл в него дьявол
    И сделал бесстыдным предателем Бога,
    Своей исполнителем воли коварной,
    Рабом и слугой своим сделал Иуду,
    ТАК ТОЧНО СЛУЧИТЬСЯ В НЕВЕДЕНЬЕ С ТЕМИ,
    КТО ДЕРЗКО И С ГОРДОСТЬЮ И НЕДОСТОЙНО
    К БОЖЕСТВЕННЫМ ТАЙНАМ МОИМ ПРИКОСНЕТСЯ.
    Особенно главы епархий, престолов,
    Священноначальники часто имеют
    И прежде Причастья сожжённую совесть,
    И после – совсем осуждённую совесть.
    Входя в Мой Божественный двор с дерзновеньем,
    Бесстыдно стоят в алтарях и болтают,
    Не видя Меня и не чувствуя вовсе
    Моей непреступной Божественной славы,
    Ведь если бы видели, так бы не смели
    Всегда поступать, не дерзнули бы даже
    Войти и в притвор православного храма.

    Да, всё, что написано мной, это правда.
    И всякий желающий в том убедиться
    По нашим делам, иереев негодных,
    И лжи никакой не найдёт и признает,
    Что Бог чрез меня говорит всем об этом.
    Признает он всё, если сам он, конечно,
    Не кто-то один из творящих всё это
    И если не тщится он хитрым обманом
    Свой собственный срам прикрывать, но однако
    Пред всеми людьми и пред силами неба
    «Всё тайное тьмы» Бог соделает явным.

    Но кто же из нас, иереев, сегодня
    Сначала очистил себя от пороков
    И только потом уж дерзнул на священство?
    Кто мог бы сказать дерзновенно, что славу
    Земную презрел и священство воспринял
    Лишь ради небесной Божественной славы?
    Кто только Христа возлюбил всей душою,
    А золото всё и богатство отринул?
    Кто скромно живёт и доволен немногим?
    А кто никогда не присвоил чужого?
    Кого же за взятки не мучает совесть?
    И кто не старался при помощи взяток
    Сам стать иереем и сделать другого,
    Купив и продав благодать и священство?
    Кто в сан не возвёл недостойного друга,
    Ему пред достойным отдав предпочтенье?
    А кто не хотел бы епископским саном
    Друзей наделить, чтоб в епархиях чуждых
    Во всём обладать и влияньем и властью?
    Но это обычным считается делом
    И даже безгрешным у тех, кто вмешаться
    Хотят непременно в дела всех епархий.
    А кто не давал по указке начальства,
    По просьбе мирских, и князей и богатых
    Священного сана тому, кто не должен
    И кто недостоин быть пастырем в Церкви?
    Поистине, нет никого в наше время
    Из всех их, кто чистое сердце имел бы,
    Кого бы не мучила совесть за это,
    Ведь он непременно соделал что-либо
    Одно из того, о чём сказано выше.
    Эта статья изначально была опубликована в теме форума: Симеон Новый Богослов. Общее наставление ко всем... автор темы Светлана Посмотреть оригинальное сообщение